18+
03 Декабря 00:39
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Казахстан: русский язык вытесняется

Идея запретить официальное использование русского языка, высказанная в начале августа Министерством культуры Казахстана, на днях получила свое логичное продолжение. В начале сентября в Интернете было опубликовано открытое письмо представителей казахской интеллигенции к президенту и премьер-министру с жестким требованием отменить 2-й пункт 7-й статьи конституции, определяющей официальный статус русского языка. До сих пор эта статья обеспечивала сравнительно комфортные этнокультурные условия проживания русскоязычного населения в Казахстане.


Появление открытого письма – результат некоторого смягчения позиции Министерства культуры — разработчика и главного инициатора радикального изменения языкового законодательства. Проект закона о внесении изменений в целый ряд нормативных актов, касающихся вопросов языковой политики, был обнародован Министерством культуры Казахстана в начале августа. До сих пор статус русского и казахского языков в республике регулировался двумя основными законами: конституцией 1995 г. и законом «О языках» 1997 г. 7-я статья конституции гласит, что «1) В Республике Казахстан государственным является казахский язык. 2) В государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык». То есть, русский язык в Казахстане имеет статус официального и может использоваться во всех сферах жизни общества.

Более детально использование русского языка регламентируется законом «О языках», основные положения которого и предлагают изменить авторы законопроекта. На русском языке может вестись разработка актов органов государственной власти, учётно-статистическая, финансовая и техническая документация. Русский язык может использоваться в судопроизводстве, при заключении договоров и сделок, на нем власти имеют право отвечать на обращения граждан. Государство гарантировало получение на нем среднего, среднего специального и высшего образования. Русский язык мог использоваться в сфере культуры, искусства и научной деятельности.

Одно из главных ограничений сферы использования русского языка касалось средств массовой информации. В соответствии с законом «объем передач по телерадиовещательным каналам, независимо от форм их собственности, на государственном языке по времени не должен быть менее суммарного объёма передач на других языках». Однако это положение вследствие отсутствия казахскоязычного «контента» выполнялось электронными СМИ с большим трудом. Нередко передачи на казахском языке ставились в сетке вещания в вечернее и ночное время, когда аудитория минимальна, а в «прайм-тайм», когда число зрителей и радиослушателей достигает пика, транслировались русскоязычные передачи. К тому же жители республики имеют свободный доступ к спутниковому телевидению и могут свободно смотреть российское телевидение, игнорируя казахскоязычные телеканалы.

Что касается печатных СМИ и Интернет-изданий, то здесь доминирование русского языка является абсолютным.

На практике в Казахстане доминирует именно русский язык, что и является побудительным мотивом для казахских национал-патриотов, озабоченных непропорционально низкой, на их взгляд, ролью государственного языка. По данным переписи населения 2009 г. казахским языком владеют 64,4%, а русским – 94,4% жителей республики. Поскольку казахи составляют 63,1% населения, а 11,7% из тех, кто знает казахский язык, владеют им слабо, очевидно, языковые проблемы в значительной степени испытывает сам титульный этнос. Если представители проживающих в Казахстане тюркских народов – узбеки, уйгуры и другие знают казахский язык достаточно хорошо, то славяне, напротив, почти не владеют им, так как в реальной жизни до сих пор он был им почти не нужен. В органах государственной власти, где необходим казахский язык, русских почти нет, а в остальных сферах жизни до сих пор вполне хватало русского языка, которым свободно владеют 84,8%, а понимают – почти все жители республики.

Законопроект, разработанный Министерством культуры Казахстана, должен радикально преобразить языковое пространство республики. Наиболее кардинальные изменения оно предлагает внести в закон «О языках» 1997 г., регулирующий их использование в различных сферах государственной и общественной деятельности.

Главное нововведение – требование общаться с органами власти только на казахском языке, на котором должны составляться все документы, включая обращения, жалобы и заявления. На казахском же языке будут даваться и ответы на все обращения граждан.

Устное общение населения с чиновниками законопроектом не регламентируется, но, судя по духу и содержанию документа, оно также должно вестись на казахском.

На казахском языке должна вестись учетно-статистическая, финансовая, техническая и иная документация органов государственной власти. Коммерческие организации при необходимости могут вести документооборот на русском языке. На казахском языке должны быть составлены и все ответы государственных организаций на обращения физических и юридических лиц. Негосударственные организации могут дать ответ на казахском языке или языке обращения. По-казахски необходимо излагать наименования всех юридических лиц и объектов. Исключение предусмотрено лишь для иностранных и совместных предприятий, наименования которых должны быть с транслитерацией на казахском, а при необходимости – на русском языке. Требования к рекламе и коммерческой информации чуть мягче. Законопроект требует, чтобы бланки, вывески, объявления, реклама, прейскуранты и ценники были изложена на казахском языке, но при необходимости разрешает составлять их на русском или других языках.

Знание государственного языка становится обязательным для госслужащих и сотрудников организаций с участием государства в уставном капитале. Уровень знания языка для них должен определяться специальным государственным стандартом. Никаких требований по владению русским языком для чиновников законопроект не предусматривает, хотя седьмая статья конституции Казахстана прямо говорит о том, что русский язык в Казахстане является официальным и наряду с казахским может использоваться в работе органов власти. Знание казахского языка становится обязательным и для «особых видов государственной службы». Это означает, что им в обязательном порядке должны владеть сотрудники органов безопасности, правопорядка и других силовых структур, образующих несущий каркас любого государства.

Что еще более показательно – результат тестирования по казахскому языку с 1 января 2013 года становится обязательным документом для приема на работу любого работника.

В сфере образования, которая в предыдущие годы уже подверглась довольно радикальной «казахизации», нововведения не столь ощутимы. Законопроект требует, чтобы во всех частных учебных заведениях доля казахских групп и классов была не менее 50%. По мысли разработчиков закона, казахский язык «должен функционировать» и в сфере науки, в том числе при написании и защите диссертаций. Однако на практике осуществление этого требования пока нереально, что и побудило разрешить «при необходимости» использовать русский язык. Написать диссертацию или научную работу на казахском языке можно. В крайнем случае, можно заказать ее перевод. Но рабочим языком науки казахский в отличие от русского не является, и понятна такая диссертация будет лишь узкому кругу лиц. Показательным в этом отношении является научная и издательская деятельность Казахстанского института стратегических исследований, который абсолютное большинство своих работ публикует на русском языке. Для средств массовой информации сохраняется прежняя квота, устанавливающая, что объем программ на казахском языке не должен быть по времени меньше, чем на других языках. При этом «пропаганда казахского языка» вменяется казахстанским СМИ в обязанность.

Резко негативная реакция русскоязычного населения заставила Министерство культуры несколько скорректировать свою позицию. В интервью казахстанской газете «Мегаполис» вице-министр культуры Газиз Телебаев заявил, что в Интернет попал какой-то промежуточный вариант законопроекта. Норма о том, все заявления и жалобы в органы власти должны подаваться на государственном языке, уже исключена из документа. Результаты тестирования по казахскому языку также не будут требоваться при заключении трудового договора. Однако требование обязательного знания казахского языка для госслужащих, а также тех, кто непосредственно работает с населением – врачей, продавцов и т.п., сохраниться. Учить язык Г. Телебаев посоветовал и людям 20-30-летнего возраста, в отношении которых языковые требования будут «соблюдаться неукоснительно». Некоторые послабления, на которые пошло Министерство культуры, по всей видимости, являются временной мерой, призванной снизить накал страстей и предотвратить замаячившую на горизонте вторую волну эмиграции русского населения.

Однако даже урезанный вариант законопроекта вызвал негодование со стороны казахских национал-патриотов. В начале сентября в Интернете было опубликовано открытое письмо, авторы которого предложили президенту Н. Назарбаеву исключить из конституции положение об официальном статусе русского языка.

Письмо было подписано видными политиками, учеными и деятелями культуры, в числе которых оказались сопредседатель партии «Азат» Булат Абилов, лидер партии «Ак жол» Азат Перуашев, летчик-космонавт СССР, герой Советского Союза Тохтар Аубакиров, народная артистка СССР Бибигуль Тулегенова, лидер партии зеленых «Руханият» Серикжан Мамбеталин и многие другие. Лейтмотив письма – русский язык не может быть официальным и выполняет функцию второго государственного языка незаконно. Для того, чтобы не вводить народ в заблуждение, положение об официальном статусе русского языка необходимо из конституции исключить. Делопроизводство органов государственной власти авторы письма требуют перевести исключительно на казахский язык. Если же все эти требования не будут выполнены, то они угрожают «пойти на крайние меры».

6-го сентября в интервью «Интерфаксу» советник президент Казахстана по политическим вопросам Ермухамет Ертысбаев назвал открытое письмо общественных деятелей с требованием исключить из Конституции пункт об употреблении русского языка наравне с государственным – казахским антиконституционным. По его словам, положение об официальном статусе русского языка принято на референдуме всеми народами Казахстана и апробировано 20-летним развитием страны, а попытки исключить его прямо нарушают 5-ю статью конституции, запрещающую разжигание межнациональной розни. Перед Казахстаном, на его взгляд, стоят совершенно другие задачи – индустриально-инновационное развитие, парламентские выборы, празднование 20-летия независимости, рост цен на ГСМ, создание новых рабочих мест и т.п. И никаких изменений, связанных со статусом русского языка, руководство страны вносить в конституцию не намерено. Однако реальная языковая политика последних лет свидетельствует, что русский язык медленно, но верно вытесняется властями из всех сфер жизни казахстанского общества.

1 сентября этого года, например, прекратил вещание на русском языке национальный телеканал «Казахстан». Русская редакция закрыта, а все ее сотрудники уволены.

С этого года полностью переведено на казахский язык обучение в русскоязычной школе-лицее №9 г. Темиртау, хотя образование на казахском языке особым спросом в городе не пользовалось. Расположенная по соседству казахская школа №14 была укомплектована учениками всего на 50%. В школе обучались дети всех национальностей, однако многочисленные протесты и судебные иски их родителей были властями проигнорированы. Эти инциденты свидетельствуют, что повсеместное внедрение казахского языка в республике – лишь дело времени, и проводиться оно будет постепенно, чтобы не слишком раздражать славянское население. Лавинообразного усиления эмиграции русских при этом ждать не следует. Однако увеличение потока эмигрантов, несомненно, произойдет. Для России, как ни парадоксально, такой вариант развития событий далеко не самый негативный, поскольку приток переселенцев поможет восполнить убыль русского населения.

Идея запретить официальное использование русского языка, высказанная в начале августа Министерством культуры Казахстана, на днях получила свое логичное продолжение. В начале сентября в Интернете было опубликовано открытое письмо представителей казахской интеллигенции к президенту и премьер-министру с жестким требованием отменить 2-й пункт 7-й статьи конституции, определяющей официальный статус русского языка. До сих пор эта статья обеспечивала сравнительно комфортные этнокультурные условия проживания русскоязычного населения в Казахстане.


Появление открытого письма – результат некоторого смягчения позиции Министерства культуры — разработчика и главного инициатора радикального изменения языкового законодательства. Проект закона о внесении изменений в целый ряд нормативных актов, касающихся вопросов языковой политики, был обнародован Министерством культуры Казахстана в начале августа. До сих пор статус русского и казахского языков в республике регулировался двумя основными законами: конституцией 1995 г. и законом «О языках» 1997 г. 7-я статья конституции гласит, что «1) В Республике Казахстан государственным является казахский язык. 2) В государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским официально употребляется русский язык». То есть, русский язык в Казахстане имеет статус официального и может использоваться во всех сферах жизни общества.

Более детально использование русского языка регламентируется законом «О языках», основные положения которого и предлагают изменить авторы законопроекта. На русском языке может вестись разработка актов органов государственной власти, учётно-статистическая, финансовая и техническая документация. Русский язык может использоваться в судопроизводстве, при заключении договоров и сделок, на нем власти имеют право отвечать на обращения граждан. Государство гарантировало получение на нем среднего, среднего специального и высшего образования. Русский язык мог использоваться в сфере культуры, искусства и научной деятельности.

Одно из главных ограничений сферы использования русского языка касалось средств массовой информации. В соответствии с законом «объем передач по телерадиовещательным каналам, независимо от форм их собственности, на государственном языке по времени не должен быть менее суммарного объёма передач на других языках». Однако это положение вследствие отсутствия казахскоязычного «контента» выполнялось электронными СМИ с большим трудом. Нередко передачи на казахском языке ставились в сетке вещания в вечернее и ночное время, когда аудитория минимальна, а в «прайм-тайм», когда число зрителей и радиослушателей достигает пика, транслировались русскоязычные передачи. К тому же жители республики имеют свободный доступ к спутниковому телевидению и могут свободно смотреть российское телевидение, игнорируя казахскоязычные телеканалы.

Что касается печатных СМИ и Интернет-изданий, то здесь доминирование русского языка является абсолютным.

На практике в Казахстане доминирует именно русский язык, что и является побудительным мотивом для казахских национал-патриотов, озабоченных непропорционально низкой, на их взгляд, ролью государственного языка. По данным переписи населения 2009 г. казахским языком владеют 64,4%, а русским – 94,4% жителей республики. Поскольку казахи составляют 63,1% населения, а 11,7% из тех, кто знает казахский язык, владеют им слабо, очевидно, языковые проблемы в значительной степени испытывает сам титульный этнос. Если представители проживающих в Казахстане тюркских народов – узбеки, уйгуры и другие знают казахский язык достаточно хорошо, то славяне, напротив, почти не владеют им, так как в реальной жизни до сих пор он был им почти не нужен. В органах государственной власти, где необходим казахский язык, русских почти нет, а в остальных сферах жизни до сих пор вполне хватало русского языка, которым свободно владеют 84,8%, а понимают – почти все жители республики.

Законопроект, разработанный Министерством культуры Казахстана, должен радикально преобразить языковое пространство республики. Наиболее кардинальные изменения оно предлагает внести в закон «О языках» 1997 г., регулирующий их использование в различных сферах государственной и общественной деятельности.

Главное нововведение – требование общаться с органами власти только на казахском языке, на котором должны составляться все документы, включая обращения, жалобы и заявления. На казахском же языке будут даваться и ответы на все обращения граждан.

Устное общение населения с чиновниками законопроектом не регламентируется, но, судя по духу и содержанию документа, оно также должно вестись на казахском.

На казахском языке должна вестись учетно-статистическая, финансовая, техническая и иная документация органов государственной власти. Коммерческие организации при необходимости могут вести документооборот на русском языке. На казахском языке должны быть составлены и все ответы государственных организаций на обращения физических и юридических лиц. Негосударственные организации могут дать ответ на казахском языке или языке обращения. По-казахски необходимо излагать наименования всех юридических лиц и объектов. Исключение предусмотрено лишь для иностранных и совместных предприятий, наименования которых должны быть с транслитерацией на казахском, а при необходимости – на русском языке. Требования к рекламе и коммерческой информации чуть мягче. Законопроект требует, чтобы бланки, вывески, объявления, реклама, прейскуранты и ценники были изложена на казахском языке, но при необходимости разрешает составлять их на русском или других языках.

Знание государственного языка становится обязательным для госслужащих и сотрудников организаций с участием государства в уставном капитале. Уровень знания языка для них должен определяться специальным государственным стандартом. Никаких требований по владению русским языком для чиновников законопроект не предусматривает, хотя седьмая статья конституции Казахстана прямо говорит о том, что русский язык в Казахстане является официальным и наряду с казахским может использоваться в работе органов власти. Знание казахского языка становится обязательным и для «особых видов государственной службы». Это означает, что им в обязательном порядке должны владеть сотрудники органов безопасности, правопорядка и других силовых структур, образующих несущий каркас любого государства.

Что еще более показательно – результат тестирования по казахскому языку с 1 января 2013 года становится обязательным документом для приема на работу любого работника.

В сфере образования, которая в предыдущие годы уже подверглась довольно радикальной «казахизации», нововведения не столь ощутимы. Законопроект требует, чтобы во всех частных учебных заведениях доля казахских групп и классов была не менее 50%. По мысли разработчиков закона, казахский язык «должен функционировать» и в сфере науки, в том числе при написании и защите диссертаций. Однако на практике осуществление этого требования пока нереально, что и побудило разрешить «при необходимости» использовать русский язык. Написать диссертацию или научную работу на казахском языке можно. В крайнем случае, можно заказать ее перевод. Но рабочим языком науки казахский в отличие от русского не является, и понятна такая диссертация будет лишь узкому кругу лиц. Показательным в этом отношении является научная и издательская деятельность Казахстанского института стратегических исследований, который абсолютное большинство своих работ публикует на русском языке. Для средств массовой информации сохраняется прежняя квота, устанавливающая, что объем программ на казахском языке не должен быть по времени меньше, чем на других языках. При этом «пропаганда казахского языка» вменяется казахстанским СМИ в обязанность.

Резко негативная реакция русскоязычного населения заставила Министерство культуры несколько скорректировать свою позицию. В интервью казахстанской газете «Мегаполис» вице-министр культуры Газиз Телебаев заявил, что в Интернет попал какой-то промежуточный вариант законопроекта. Норма о том, все заявления и жалобы в органы власти должны подаваться на государственном языке, уже исключена из документа. Результаты тестирования по казахскому языку также не будут требоваться при заключении трудового договора. Однако требование обязательного знания казахского языка для госслужащих, а также тех, кто непосредственно работает с населением – врачей, продавцов и т.п., сохраниться. Учить язык Г. Телебаев посоветовал и людям 20-30-летнего возраста, в отношении которых языковые требования будут «соблюдаться неукоснительно». Некоторые послабления, на которые пошло Министерство культуры, по всей видимости, являются временной мерой, призванной снизить накал страстей и предотвратить замаячившую на горизонте вторую волну эмиграции русского населения.

Однако даже урезанный вариант законопроекта вызвал негодование со стороны казахских национал-патриотов. В начале сентября в Интернете было опубликовано открытое письмо, авторы которого предложили президенту Н. Назарбаеву исключить из конституции положение об официальном статусе русского языка.

Письмо было подписано видными политиками, учеными и деятелями культуры, в числе которых оказались сопредседатель партии «Азат» Булат Абилов, лидер партии «Ак жол» Азат Перуашев, летчик-космонавт СССР, герой Советского Союза Тохтар Аубакиров, народная артистка СССР Бибигуль Тулегенова, лидер партии зеленых «Руханият» Серикжан Мамбеталин и многие другие. Лейтмотив письма – русский язык не может быть официальным и выполняет функцию второго государственного языка незаконно. Для того, чтобы не вводить народ в заблуждение, положение об официальном статусе русского языка необходимо из конституции исключить. Делопроизводство органов государственной власти авторы письма требуют перевести исключительно на казахский язык. Если же все эти требования не будут выполнены, то они угрожают «пойти на крайние меры».

6-го сентября в интервью «Интерфаксу» советник президент Казахстана по политическим вопросам Ермухамет Ертысбаев назвал открытое письмо общественных деятелей с требованием исключить из Конституции пункт об употреблении русского языка наравне с государственным – казахским антиконституционным. По его словам, положение об официальном статусе русского языка принято на референдуме всеми народами Казахстана и апробировано 20-летним развитием страны, а попытки исключить его прямо нарушают 5-ю статью конституции, запрещающую разжигание межнациональной розни. Перед Казахстаном, на его взгляд, стоят совершенно другие задачи – индустриально-инновационное развитие, парламентские выборы, празднование 20-летия независимости, рост цен на ГСМ, создание новых рабочих мест и т.п. И никаких изменений, связанных со статусом русского языка, руководство страны вносить в конституцию не намерено. Однако реальная языковая политика последних лет свидетельствует, что русский язык медленно, но верно вытесняется властями из всех сфер жизни казахстанского общества.

1 сентября этого года, например, прекратил вещание на русском языке национальный телеканал «Казахстан». Русская редакция закрыта, а все ее сотрудники уволены.

С этого года полностью переведено на казахский язык обучение в русскоязычной школе-лицее №9 г. Темиртау, хотя образование на казахском языке особым спросом в городе не пользовалось. Расположенная по соседству казахская школа №14 была укомплектована учениками всего на 50%. В школе обучались дети всех национальностей, однако многочисленные протесты и судебные иски их родителей были властями проигнорированы. Эти инциденты свидетельствуют, что повсеместное внедрение казахского языка в республике – лишь дело времени, и проводиться оно будет постепенно, чтобы не слишком раздражать славянское население. Лавинообразного усиления эмиграции русских при этом ждать не следует. Однако увеличение потока эмигрантов, несомненно, произойдет. Для России, как ни парадоксально, такой вариант развития событий далеко не самый негативный, поскольку приток переселенцев поможет восполнить убыль русского населения.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности