18+
01 Октября 03:22
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Великий князь с красным флагом

1918 год — критическое время для большевиков Кремля: быть или не быть — по России прокатилась волна жестокой, беспощадной охоты на членов императорской семьи Романовых, особенно на Великих князей, потенциальных наследников царского престола. Свершилась казнь над Николаем II.

1918 год — критическое время для большевиков Кремля: быть или не быть — по России прокатилась волна жестокой, беспощадной охоты на членов императорской семьи Романовых, особенно на Великих князей, потенциальных наследников царского престола. Свершилась казнь над Николаем II и его семьей.

Четыре Великих князя были расстреляны у Петропавловской крепости, два сына Великого князя Константина (родной брат Александра II) — Игорь и Константин были расстреляны в Алапаевске (Урал) и сброшены в шахту. Список этот можно было продолжить… Уцелели лишь те, кто в спешном порядке покинули Россию и уехали на Запад.

Но был еще один Великий князь, который бок о бок прожил с большевиками и, несмотря на это, тихо, не ощущая насилия над собой, ушел в мир иной. Речь идет о Великом князе Николае Константиновиче Романове (1850-1918 гг.), старшем сыне упомянутого Великого князя Константина, в свое время одного из первых претендентов на царский трон, сосланного в молодом возрасте за неблаговидные поступки, позорящие честь императорской семьи, в далекий Туркестан, Ташкент.

Молодой, самый красивый из всех наследников, пышущий здоровьем, Н. Романов покинул Петербург (прощай… светские балы, любовные интриги, кутежи) и попал в знойный край с непривычным для него климатом. Его лишили военных (полковник), придворных (флигель-адъютант) чинов, орденов, запретили носить военную форму. Сохранили лишь титулы — «Ваше Императорское Высочество» и «Великий князь».

Отчетен он был лишь перед Департаментом уделов, от которого получал 200 тысяч рублей годовых. Князь Н. Романов не рассчитывал на снисхождение царского двора, поэтому было необходимо как-то обживаться на новом месте. В центре Ташкента он построил роскошный дворец по проекту известного архитектора А. Бенуа.

В нем разместил произведения искусства (картины, скульптуры и др.), приобретенные им при поездках в Западную Европу, богатую библиотеку. Ему запрещено было заниматься политикой, занимать административные должности, выступать в прессе — изощренная блокада!

Князь не растерялся, у него созрели свои далекие планы и цели. На средства «Удела» он вначале осуществил небольшие ирригационные работы в окрестностях Ташкента для наращивания площадей орошаемых земель при острой их нехватке по краю. Более масштабные работы он провел в Голодной степи.

Орошаемые земли князь сдал в аренду и получил приличную прибыль. Затем начал приобретать недвижимость — здания, дома, фабрики (хлопкоочистительные, маслобойные и др.), строить кинотеатры, биллиардные и все это сдавал в аренду. В деловом мире он появляется только в строгом черном костюме.

К концу века князь стал одним из крупных землевладельцев и промышленников края. Популярность его в Туркестане росла. На нее «работали» и его экстравагантные и умело спланированные выходки.

В 1917-18 гг. в Туркестане к власти пришли большевики. В это время в России жестокая охота на Великих князей достигла апогея. Для Кремля Туркестан был далекой окраиной, и распоряжения на этот счет, видимо, сюда не доходили. Туркестанские же большевики Великого князя Н.Романова не трогали. Почему? На это были свои причины.

Туркестан был далекой, глухой окраиной. Современных путей сообщений не было. Первый паровозный гудок в Ташкенте прозвучал лишь в 1899 году, когда поезд прибыл из Самарканда, а в 1906-м первый поезд — из Оренбурга. Промышленность края была слабо развита, несколько лучше — сельское хозяйство.

Но край был благодатный — теплый климат, море овощей и фруктов, горная прохладная вода и т.п. Реалии жизни России сюда долетали редко. Здесь был свой мир, свой уклад жизни, слабо разделенное гражданское общество с размытыми границами, а дворян — основного оплота России — было крайне мало.

Жесткого политического надзора, сеющего страх и недоверие, не было, отсутствовали «синие мундиры», то есть жандармерия. Об этом упоминал в своих мемуарах А. Керенский, детские и юношеские годы которого прошли в Ташкенте.

Основной оплот края — это военная организация, армия, нацеленная на соперничество с Британской Индией. Здесь проживало много политических ссыльных (народовольцы, социал-демократы, эсеры и др.), небольшая прослойка иностранцев из Европы. Таков был мир края, где долгие годы жил Н. Романов. Он был лоялен, политикой не занимался, не состоял в политических партиях, его мир — это мир бизнеса. Для туркестанских большевиков князь не представлял политической угрозы.

По своему характеру он был коммуникабелен, общался с разными слоями общества — интеллигенция, предприниматели, мелкие дворяне, рабочие и др. Он умело ладил с коренными жителями (узбеки, таджики, казахи), в их среде имел друзей, чтил их обычаи, быт и т.д. Администрация вовремя пресекала его редкие выпады против царизма.

Князь часто устраивал пышные приемы в своем дворце для местной знати. Не менее пышные и шумные кутежи он проводил на открытой летней веранде, где шампанское и кое-что покрепче лилось рекой. В центре гостей (его многочисленная прислуга, обыватели, крепкие парни в ярких полосатых халатах и тюбетейках) восседал князь, экстравагантные выходки которого никого не удивляли. В этом был весь он.

Наработанный в Туркестане «имидж» князя не исчез бесследно для туркестанских большевиков. Конечно, они не считали его своим «парнем», но учитывали опальность его положения. И опять-таки потенциальной угрозы для них он не представлял, да еще в преклонном возрасте.

Но когда возник вопрос о его богатом наследии, они действовали по известному ленинскому лозунгу «грабь награбленное»: были конфискованы дворец, недвижимость, произведения искусства, библиотека, вклады в банках и др. Дворец был превращен в музей, им одно время ведала его жена Надежда Александровна Драйвер.

После кончины князя она бедствовала, и сердобольные мусульмане из Старого города, помня ее добрые дела, подсовывали ей под дверь немного денег.

Красный цвет был любимым цветом большевиков. К нему благоволил и князь. Жители Ташкента часто наблюдали, как князь на фаэтоне в красной рубашке с ярко красным флагом разъезжал по улицам города. Яркой охрой были выкрашены его строения: металлическая ограда дворца, жилые дома, здания и др.

На организованную им премьеру пьесы «Царь Иудейский», запрещенной Синодом, князь прибыл в красной рубашке, на артистах пурпуром алели бабочки-галстуки, на актрисах — красные гвоздики. По случаю Февральской революции (свержение династии Романовых) князь направил восторженную телеграмму Керенскому, нанес визит к представителям местной власти, приветствовал свержение династии Романовых и признал себя гражданином Республики.

После кончины князя до туркестанских большевиков все же дошли неожиданно шокирующие сведения. Царь Николай II благоволил к своему дяде Н. Романову и как-то позволил ему для лечения посетить Крым. Князь этого не забыл.

В 1917 году после Февральской революции он создал подпольную группу из офицеров для организации побега Николая II и его семьи из Тобольска через Туркестан в Персию (Мешхед). Группу возглавлял генерал Кондратович и полковник Корнилов (брат Лавра Корнилова). Но акция по каким-то причинам не состоялась.

После Октябрьской революции к власти пришли большевики, вершившие различные беззакония, конфисковали его имущество: у князя возросла неприязнь к новым правителям. Для борьбы с ними он приступил к созданию подпольной военной организации и наладил связи с британской секретной службой в Афганистане.

По данным этой службы, в эту организацию должны были войти 10-12 тысяч человек. Но затея кончилась ничем, если не считать единичных военных акций в Ферганской долине боевиками подполковника П. Корнилова.

В деяниях и выходках князя прослеживается общая черта — он изобретательно использовал приведенные выше различные способы, как акции отмщения Императорскому двору за то, что они изолировали его навечно от европейского цивилизованного мира, сослав в далекий Туркестан (1881-1918 гг.).

Ссылка для него закончилась: в газете «Новое время» (бывшие «Туркестанские Ведомости») от 17 января 1918 года появился некролог: «Похороны гражданина Николая Романова. Вчера в Ташкенте состоялись похороны Великого князя, гражданина Николая Романова, скончавшегося в воскресенье, 14 января в 6 часов утра. Тело Романова предано земле у ограды военного собора».Так ушел из жизни один из вечных «изгоев» из царской династии Романовых.

Источник Зеркало 21

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности