18+
12 Августа 20:29
Чему можно позавидовать в Узбекистане?

Я бы особенное внимание заострил на втором принципе: «государство – главный реформатор». Те, кто хорошо помнит логику наших реформ, помнят также, что именно этот принцип был предметом самой жесткой критики со стороны, в частности, экспертов международного валютного фонда и других международных финансовых институтов.

Это интервью-монолог я записал в Ташкенте в апреле текущего года, пишет российский журналист, Председатель Союза журналистов Новосибирской области А.Челноков.

Первый вице-премьер правительства Узбекистана, министр финансов республики Рустам Азимов выступал перед представителями более чем сорока различных государств, съехавшихся в Ташкент на международную конференцию «Концепция дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в Узбекистане».

Рустам Азимов, вице-премьер:

-Как вы знаете, президент Узбекистана Ислам Каримов с момента достижения независимости важнейшей задачей назвал создание современной конкурентоспособной рыночной экономики. И на протяжении всех двадцати лет строительства нового Узбекистана он постоянно держит в центре своего внимания эти вопросы.

Узбекская модель перехода к социально ориентированной рыночной экономике опирается на пять принципов, разработанных президентом Исламом Каримовым: приоритет экономики над политикой; государство – главный реформатор; верховенство закона во всех сферах жизни общества; проведение сильной социальной политики; переход к рыночным отношениям эволюционным путем – все эти принципы актуальны сегодня так же, как они были актуальны и в 1992 году, когда наша страна была еще только в начале пути.

Я бы особенное внимание заострил на втором принципе: «государство – главный реформатор». Те, кто хорошо помнит логику наших реформ, помнят также, что именно этот принцип был предметом самой жесткой критики со стороны, в частности, экспертов международного валютного фонда и других международных финансовых институтов.

Тогда, на заре 90-х, преобладала некая эйфористичная концепция, что государство должно полностью уйти из экономики и невидимая, как её еще называли – волшебная, рука рынка все сама сбалансирует и приведет к гармонии.

То, что это, мягко говоря, не так, наглядно показал глобальный финансово-экономический кризис, начавшийся в 2008 году, и по нашим оценкам до сих пор не завершившийся. Это, несмотря на звучащие кое-где бравурные заявления о его окончании.

 Наши оценки ситуации, наши оценки международных товарно-сырьевых рынков, фондовых рынков и анализ состояния экономик ключевых игроков на международной экономической сцене говорит о том, что кризис далек еще от завершения. Грубо говоря, его попросту залили огромной денежной ликвидностью, но это дало возможность лишь решить какие-то краткосрочные проблемы.

А проблематика долгосрочная, фундаментальная, связанная в первую очередь с колоссальным дефицитом государственного бюджета основных стран, формирующих мировую экономическую политику, — так и осталась на повестке дня.

Налицо остался дефицит платежного баланса, дефицит торгового баланса большинства этих стран. Нерешенность этих проблем ведет за собой глобальный дисбаланс в мировой экономике. Руководители мировых финансовых институтов не так давно официально заявили, о том, что концепция «волшебной руки рынка» ушла в прошлое, что роль государства в формировании механизмов управления экономикой возвращается. И на наш взгляд эта позиция – более чем оправдана.

Со стороны государства просто необходим контроль за сбалансированностью и стабильностью экономики, контроль за тем, чтобы эгоистичные интересы отдельных участников рынка не служили причиной его дестабилизации.

Говоря об основных промежуточных итогах развития республики, связанных с 20-летием независимости нашего государства, можно сказать, что мы добились впечатляющих результатов. Первое – обеспечена макроэкономическая стабильность, сбалансированность внутреннего и внешнего секторов экономики.

В нашей стране осуществляется умеренно жесткая денежно-кредитная политика, обеспечивающая инфляцию, не превышающую 7-8 процентов в год. Могу вполне официально заявить, что начиная с 1 июня 2003 года правительство Республики Узбекистан не взяло у Центрального банка страны ни одного сума1 кредитов!

Все финансовые потребности правительства удовлетворяются либо за счет сформированной налоговой базы государства, либо за счет внешних заимствований, связанных с международными финансовыми институтами и межгосударственными кредитами.

Обеспечен сбалансированный государственный бюджет, и как следствие — с 2005 года государственный бюджет Узбекистана исполняется с профицитом. Это – очень важный показатель. Особенно если учесть, что и США и большинство стран Евросоюза живут не по средствам: расходы их государственных бюджетов неадекватны тем доходам, которые они собирают.

Когда же у правительств этих государств не хватает мужества в этом признаться и умерить свои аппетиты – это, к сожалению, становится внутренним делом не только этих стран, но интернационализирует проблему, которая выходит далеко за пределы данных государств.

Мы сумели обеспечить сбалансированную внешнюю торговлю и обеспечили устойчивое положительное сальдо и рост золотовалютных резервов более чем в 6 раз. Вы прекрасно знаете, что по классификации МВФ резервы должны быть равны объемам не менее чем трехмесячного импорта. Наши резервы превышают потребности страны в импорте более чем на 2 года! Это говорит о том, что Узбекистан очень надежно обеспечен золотовалютными резервами.

Более того – я могу сказать, что профицит государственного бюджета вкупе с профицитом торгового и платежного баланса позволяют нам с 2007 года начать формирование Фонда реконструкции и развития Узбекистана. Мы начали скромно – поначалу планировали накопить в этом фонде 1 миллиард долларов США, потом увеличили уставный фонд до трех миллиардов, потом – до пяти. Сейчас объявленный уставный капитал Фонда реконструкции и развития Узбекистана составляет 10 миллиардов долларов США.

Но хочу заявить, что смысл фонда не заключается в том, чтобы разместить эти деньги в американских или английских банках и смотреть, как эти доллары на наших глазах обесцениваются. Смысл этого фонда, который создал президент Ислам Каримов, заключается в том, чтобы на эти деньги построить самое современное производство, превратить эти доллары в составляющую национальной перерабатывающей промышленности Узбекистана.

Мы собираемся создавать на эти миллиарды конкурентоспособную, ликвидную продукцию, которая будет востребована не только на внутреннем, но и на внешних рынках. И эту работу мы ведем уже сегодня: за счет средств Фонда уже реализуются 52 инвестиционных проекта на общую сумму в 16 миллиардов долларов США.

В республике проводится консервативная политика внутренних и внешних заимствований. И – эта цифра тоже должна вас заинтересовать – совокупный внешний долг страны сегодня составляет 8,3 процента ВВП! Много это или мало? Многие страны имеют сегодня совокупный внешний долг, составляющий 60 процентов ВВП и более. Есть страны, которые имеют цифру внешнего долга в 200 процентов ВВП!

Привлекая довольно объемные кредиты из-за рубежа, мы всегда очень внимательно считаем перспективу их возвращения. Помню, еще в 1991 году, когда создавался Национальный банк Узбекистана, и я его возглавил, президент поставил перед нами четкую задачу: никогда не брать кредиты, если нет убежденности в том, что эти кредиты будут вовремя и в полном объеме возвращены. Это был основной и важнейший принцип работы банка.

В результате за 20 лет своей независимости Узбекистан не просрочил ни одного платежа ни по одному кредиту ни на один доллар и ни на один день. А, как известно, даже такие богатые и потенциально сильные государства как Россия и

Казахстан дважды объявляли дефолт за это время. Мы никаких дефолтов не объявляли.

Еще один очень важный результат развития наших реформ – это устойчиво высокие темпы экономического роста. С 2004 года экономический рост составлял 7 процентов. В 2007 году он составил 9 процентов. И если бы не мировой кризис, то в 2008-2010 годах мы достигли бы экономического роста, измеряемого двузначными цифрами: где-то на уровне 11-12 процентов.

Тем не менее, в самый тяжелый кризисный 2009 год наша экономика росла темпами 8,1 процента, в 2010 году – 8,5 процента, на текущий год Международный валютный фонд, Всемирный банк и Азиатский банк нам прогнозируют рост примерно 8,5 процента и мы согласны с этими оценками. Хочу сказать, что по оценкам Международного валютного фонда по темпам роста экономического развития мы входим в число пяти наиболее динамично развивающихся экономик мира.

По паритету покупательской способности ВВП за годы независимости вырос в 3,4 раза. По объему промышленной продукции – в 3 раза. Рост продукции сельского хозяйства увеличился на 100 процентов. Темпы роста инвестиций составляют около 25 процентов к ВВП – преимущественно за счет внутренних источников.

И самое главное – это стабильный рост денежных доходов населения. В среднем мы оцениваем реальный рост доходов населения на уровне 22-24 процентов.

Третий глобальный результат – это реализация масштабных структурных реформ и диверсификация отраслей экономики. Не секрет, что когда мы стали независимым государством, Узбекистан был полностью аграрной страной. Промышленность в структуре узбекской экономики на тот момент составляла всего 9 процентов. К 2000 году мы довели удельный вес промышленности в экономике республики до 14 процентов.

А сегодня доля промышленности в нашем общегосударственном производстве составляет 24 процента. Кто-то может сказать, что доля сельского хозяйства падает – и это якобы тревожный симптом. Нет. Доля сельского хозяйства падает в структуре экономики, но в абсолютных объемах она растет. Как я уже сказал, по сравнению с 1991 годом объем сельскохозяйственного производства вырос в 2 раза.

И что самое главное – за эти годы мы добились зерновой независимости. Еще в 90-м году в Узбекистан завозилось до 6 миллионов тонн зерна. Представьте себе, если бы мы сейчас не могли полностью покрывать потребности страны в зерне и завозили бы извне те же самые 6 миллионов тонн, то при нынешних ценах каков бы был наш платежный и торговый баланс! Сегодня мы не только обеспечиваем собственные потребности в зерне, мы еще и являемся его экспортером в соседние страны СНГ и государства Южной Азии.

Очень важным результатом стало то, что за прошедшие два десятилетия очень активно развивался малый и частный бизнес. В 1991 году в структуре нашего ВВП малый бизнес составлял всего 1,5 процента. И с первых дней независимости президент нашего государства работал над тем, чтобы создать максимально благоприятные условия для развития малого бизнеса.

Это было жизненно необходимо, потому что с развалом СССР исчезли все искусственно созданные хозяйственные связи нашей страны со странами бывшего Союза. Закрывались крупные промышленные предприятия, и огромные коллективы работников этих предприятий оказывались безработными.

Поэтому малый бизнес был, есть и остается важнейшим инструментом занятости в нашей стране. Сегодня малое предпринимательство в структуре ВВП уже составляет 52,5 процента и ежегодно растет примерно на 2-2,5 процента. Непрестанно растет доля услуг, которая за 10 последних лет возросла с 37 до 49 процентов. Кстати, экономисты не дадут мне тут слукавить: быстрый рост сферы услуг – это зеркальное отражение роста реальных доходов населения.

Еще один результат реформ – расширение экспортного потенциала и диверсификация структуры экспорта. С 1990 по 2010 год объем экспорта Узбекистана вырос в 30 раз. Чтобы было более наглядно, скажу, что в 1991 году объем нашего экспорта составлял примерно 300 миллионов долларов США.

Только представьте: на 21 миллион населения объем валютной выручки составлял только 300 миллионов долларов! Это была катастрофа! Катастрофа во всех отношениях. Я уже не говорю о потребностях импорта для такого количества населения. Сегодня объем экспорта держится на уровне 13 миллиардов долларов США. Много это или мало?

Против 300 миллионов это, конечно, много. Но учитывая тот факт, что население Узбекистана уже приближается к 29 миллионам человек, это, конечно же, очень мало. И наша задача состоит в том, чтобы экспорт и дальше рос очень быстрыми темпами. Могу сказать, что в первом квартале этого года темпы роста экспорта составили 28 процентов. И мы считаем, что и в дальнейшем мы должны обеспечивать темпы роста экспорта на таком же уровне.

При этом очень важны не только сами по себе объемы экспорта. Важнейшее значение имеет структура экспорта. Мы против роста экспорта за счет продажи сырьевых товаров. Взять хотя бы такой характерный для Узбекистана продукт как хлопок. Килограмм хлопковолокна по нынешним ценам составляет примерно полтора доллара.

Вопрос: продавать хлопок на экспорт – правильно это или неправильно? Мы считаем, что неправильно. Если перерабатывать хлопок в пряжу внутри страны – создастся большое количество рабочих мест, а килограмм пряжи будет стоить уже три доллара. Если же дальше превращать эту пряжу в ткань и красить ее, она будет стоить уже 4,5 доллара за килограмм.

А достаточно превратить нашу пряжу в готовую продукцию и килограмм будет стоить уже 7 долларов, если это простая продукция. Если же это брендовая продукция, то килограмм может стоить и 25 и 50 долларов. Думаю, что здесь комментарии излишни.

Если в 1991 году мы экспортировали в переработанном виде всего 1 процент от всего объема урожая, то сегодня мы экспортируем 38 процентов переработанного хлопка. И планируем довести эти показатели до 55-60 процентов. Такая экономическая политика касается не только хлопка. Мы стараемся распространить ее и на другие сырьевые товары нашей страны.

Например, сейчас мы начинаем строительство Суергинского газо-химического комплекса. Он будет перерабатывать 4 миллиарда кубометров газа в год. Если просто продать эти 4 миллиарда, то выручка составит примерно 800 миллионов долларов США. Перерабатывая этот газ на Суергинском газо-химическом комплексе, экстрагируя из сырьевого газа этан и превращая его в высоколиквидные полимерные материалы, а впоследствии перерабатывая сухой газ в синтетическое жидкое топливо, мы сможем довести стоимость тех же 4 миллиардов кубометров газа до 2-2,5 миллиардов долларов США. Что выгоднее? Ответ очевиден! Вот над этим мы сейчас постоянно работаем.

Уже сегодня я могу сказать, что если доля сырьевого экспорта республики в 1990 году составляла 70 процентов, то сегодня 70 процентов составляет доля несырьевого экспорта. Например, в экономике страны появилась такая позиция как экспорт легковых автомобилей. Когда наш президент поставил задачу строительства автомобильного завода, очень мало людей верили в успех этого проекта.

Более того – когда завод заработал и вышел на мощность в 200 тысяч легковых автомобилей в год, мы внутри Узбекистана едва могли продать 16 тысяч машин.

Почему? Из-за очень низкой покупательской способности населения. Сегодня мы на этом заводе производим 250 тысяч автомобилей в год и перед нами стоит большая проблема – отправлять ли машины на экспорт, или же оставить на внутреннем рынке. Это обусловлено тем, что экспортные рынки таких стран как Россия, Казахстан, Украина, другие страны СНГ, а также Афганистан, Иран – требуют порядка 160 тысяч автомобилей в год, и вместе с тем внутренний рынок Узбекистана теперь требует примерно 180 тысяч автомобилей.

И мы теперь всегда должны находить оптимальную составляющую между экспортом наших автомобилей и внутренней потребностью в них. Поэтому сейчас ведется напряженная работа над расширением мощностей наших автомобильных производств.

За годы независимости совокупная налоговая нагрузка снизилась более чем в три раза. При этом государство предоставило дополнительные льготы предприятиям-экспортерам и субъектам малого бизнеса, осуществляющим инвестиции и осваивающим новые виды продукции. Здесь очень коротко можно сказать об эволюции нашей налоговой политики.

Когда 20 лет назад Узбекистан стал независимым, и мы начали верстать свой собственный бюджет, то столкнулись с тем, что дефицит нашего государственного бюджета равен 53 процентам к ВВП.

И на первом этапе независимости мы пополняли бюджет строго фискальными методами. Мы вынуждены были повышать налоговые ставки – только чтобы обеспечить наполняемость казны. Но с развитием экономики налоговая политика государства стала меняться. Если в 1993 году налоговые изъятия из ВВП составляли 45 процентов, то впоследствии эта цифра беспрестанно снижалась, и уже в 2010 году налоговые изъятия из ВВП составляли порядка 21,9 процента.

За счет чего это произошло? В начале 90-х налог на доходы юридических лиц у нас был 45 процентов. Сегодня он составляет всего лишь 9 процентов. Налог на доходы физических лиц доходил до 60 процентов. Сегодня по дифференцированной шкале налог на доходы наиболее низкооплачиваемых слоев населения составляет 10 процентов, а для самых богатых – не превышает 22 процента. Налог на добавленную стоимость сокращен с 30 до 20 процентов.

Главный источник пополнения пенсионного фонда – единый социальный платеж снизился с сорока процентов до двадцати пяти. Единый налоговый платеж для малых предприятий составлял 15,2 процента. Сегодня он составляет всего 6 процентов. Причем в этих 6 процентах для малых предприятий «сидят» все налоговые отчисления: налог на прибыль, целевые отчисления в дорожный фонд, в пенсионный фонд, школьный фонд.

В этом отчасти содержится ответ на вопрос: почему столь быстрыми темпами развивается малый бизнес в Узбекистане. И наконец, мы значительно сократили налоги на имущество физических лиц: если раньше они составляли 5 процентов, то сейчас у нас внедрена шкала – от 1,8 до 3,5 процентов.

В Узбекистане создана устойчивая банковская система с соблюдением всех базисных принципов банковского надзора. Когда на заре независимости президент создавал Центральный банк и двухуровневую систему коммерческих банков, он сказал, что для республики очень важно, чтобы банки были здоровыми.

Я в течение 7 лет был председателем Национального банка Узбекистана и могу сказать, что каждый месяц меня приглашали в здание Центрального банка – не к председателю и не к заместителю председателя, а к специалисту, который весь баланс банка по всем 12 показателям ликвидности очень жестко контролировал. И очень плохо приходилось тому банку, у которого хоть один показатель вызывал малейшее сомнение.

Именно этим объясняется тот факт, что за 20 лет ни один коммерческий банк Узбекистана в одно прекрасное утро не заявил: мы закрылись, потому что пришли к банкротству. Закрытие некоторых банков наблюдалось – скрывать не буду, но это был управляемый процесс. Центральный банк, видя нестабильную ситуацию в том или ином банке, вводил ограничения на прием депозитов, на расчетные операции и плавно, не нарушая прав акционеров и клиентов банка, обеспечивал завершение его деятельности. Именно поэтому, наверное, 15 коммерческих банков страны имеют самые высокие международные рейтинговые оценки стабильности. Назову еще цифру: в 2000 году в общем объеме кредитных ресурсов, использованных в национальной системе финансирования, 46 процентов приходилось на долю иностранных кредитов.

Сегодня иностранные средства, привлеченные банковской системой страны, составляют всего 15 процентов. Это объяснимо: ресурсная база коммерческих банков за этот период возросла с 2,5 миллиардов до 7,3 миллиардов долларов.

За годы независимости осуществлялась активная инвестиционная политика, велась постоянная техническая модернизация отраслей промышленности и производственной инфраструктуры. В 1991 году в Узбекистане не было ни одного современного производства, не считая авиационного завода. Сейчас мы создаем и совершенствуем такие перспективные отрасли как автомобилестроение, нефтегазопереработку, химическую промышленность, электронную отрасль производства, нефтегазовое машиностроение, железнодорожное машиностроение, текстильную промышленность, промышленность строительных материалов, фармацевтику, мебельную промышленность.

Это все отрасли, которых в республике не было до независимости. Все они созданы с нуля, все они – абсолютно современны и постоянно модернизируются. Вместе с тем, если мы видим, что та или иная отрасль бесперспективна, то, не испытывая иллюзий, без слез сожаления закрываем такие предприятия. И здесь у нас также – абсолютно жесткий подход: имеют право на жизнь только те предприятия, которые производят высоколиквидную продукцию, которая востребована и которая финансово обеспечивает существование и развитие отрасли.

В советское время мы гордились Ташкентским авиационным заводом. Он был крупнейшим в мире самолетостроительным предприятием – более крупным, чем завод «Боинг» в Сиэтле. Но, к сожалению, по нашим оценкам, сегодня это предприятие перспектив не имеет, поскольку его продукция неконкурентоспособна на международном рынке. Конечно, он является частью российского авиапрома.

Но следует признать, что и российский авиапром, я имею в виду гражданскую его часть, сегодня пребывает в тяжелейшем состоянии. По этим причинам мы вынуждены сжимать поле деятельности авиационного завода, чтобы он не был обузой для национальной экономики Узбекистана.

Хочется немного рассказать о некоторых проектах, которые реализованы за годы независимости в моей стране. Я расскажу о проектах, которыми мы не особенно гордимся, и которыми просто гордимся.

Не особенно мы гордимся проектами в нефтегазовой отрасли. Вы прекрасно знаете, что если у вас есть нефть и газ, то к вам обязательно придут такие компании как «Шеврон», «Шелл», «Бритиш петролеум», придут и другие гиганты – только для того, чтобы выкачать эти ресурсы из ваших недр и продать их на мировом рынке.

Чтобы осуществлять какие-либо проекты в нефтегазовой сфере большого ума не нужно! Но мы гордимся, когда создаем производство, не связанное с переработкой сырьевых ресурсов.

Так, безусловным предметом гордости нашей экономики является автомобильный завод в Асака. Он сейчас производит семь моделей автомобилей, хотя по международным стандартам один завод не должен производить более двух моделей легковых машин.

Для тех, кто не знает, скажу: 25 процентов акций этого завода принадлежит компании «Дженерал моторс», а 75 процентов – правительству Узбекистана. Менее года назад мы поставили на конвейер новую модель автомобиля «Спарк», которая заняла первое место в классе городских авто.

Совместно с японской компанией «Isuzu» мы производим малые грузовики и малогабаритные автобусы. Совместно с компанией «MAN» мы производим большие грузовики. Хочу сообщить, что совсем недавно в пригороде Самарканда началось строительство нового автомобильного завода совместно с компанией «MAN».

Мощность этого, поэтапно вводимого в эксплуатацию предприятия составит до 20 тысяч грузовиков в год. С «Даймлер-Бенц» мы сейчас пристально работаем над созданием совместного предприятия по производству городских автобусов. И этот завод начнет работать уже во второй половине 2011 года.

Некоторые крупные автомобильные концерны мирового уровня также ведут с нами сейчас переговоры о создании совместных производств по выпуску автомобильной техники. Пока переговоры не завершены, я их называть не буду, но уверяю вас, скоро вы услышите хорошие новости о создании новых больших предприятий машиностроения в Узбекистане.

За эти годы мы построили Бухарский нефтеперерабатывающий завод, Шуртанский газохимический комплекс, Кунградский содовый завод, Дехканабадский завод калийных удобрений…

Завод калийных удобрений мы запустили в сентябре прошлого года и нужно сказать, что с первого дня 90 процентов продукции этого предприятия уходит на экспорт. Уже выстроилась огромная очередь за продукцией этого завода.

Следует особо отметить сотрудничество Узбекистана и Китайской Народной Республики. Не так давно наш президент Ислам Каримов побывал с официальным визитом в КНР, где было подписано соглашений об экономическом сотрудничестве более чем на 5 миллиардов долларов. Китай очень заинтересован в сотрудничестве с нами в газовой отрасли.

Было подписано соглашение о строительстве третьей нитки газовой трубы из нашей страны в Китай мощностью 25 миллиардов кубических метров газа в год. Но вместе с тем одним из итогов визита в Китай нашего президента стала программа сотрудничества в высокотехнологичных несырьевых отраслях.

Китайское правительство предлагает создавать в Узбекистане технологические парки и промышленные парки, основанные на передовых технологиях, которые уже сегодня освоены китайской экономикой. Мы приняли это предложение. Вместе с тем подписано соглашение о строительстве второй очереди Дехканабадского завода калийных удобрений: сегодня он производит 200 тысяч тонн продукции, а в скором будущем эта цифра увеличится до 600 тысяч тонн в год.

В республике реализованы очень важные инфраструктурные проекты. Мы соединили железнодорожным сообщением Сурхандарьинскую и Кашкадарьинскую области страны, причем уникальность этого строительства заключается в том, что железная дорога длиной 250 километров идет через горный участок высотой 1500 метров. Д

олжен с гордостью отметить, что это строительство было осуществлено исключительно нашими силами – ни одного иностранного рабочего или инженера на этой стройке не было, равно как и ни одного доллара со стороны. Отныне, таким образом, у Узбекистана есть прямое железнодорожное сообщение до границы с Афганистаном.

По просьбе Азиатского банка развития мы будем продолжать строительство этой железнодорожной ветки уже по территории Афганистана до города Мазари-Шариф. Это небольшой участок – всего 75 километров от государственной границы. Но это будет первая железная дорога в Республике Афганистан! У кого-то это может вызвать удивление: в XXI веке есть страна, у которой нет ни одного километра железнодорожного сообщения! Но в Афганистане это – реальность. Тем ответственнее будет наша миссия. В Мазари-Шарифе узбекские строители не остановятся.

Мы будем строить железнодорожную ветку по территории Афганистана дальше на запад – до Герата, а от Герата она разделится на два луча: один луч пойдет в Иран и соединится с сетью железных дорог Ирана, что позволит афганцам получить железнодорожный выход к портам Бендер-Аббас и Чохбахар в Персидском заливе. Второй луч железной дороги пойдет от Герата до Кандагара и выйдет к городу Заранж на афгано-пакистанской границе.

Здесь появится железнодорожный выход на два порта в Пакистане – Гвадар и Карачи. Значение этих железнодорожных путей трудно переоценить, поскольку, таким образом, появится самый короткий путь из Центральной Азии к морским портам в Индийском океане. Скажу еще, что вопрос строительства этой железной дороги – далеко не отдаленная перспектива. Она будет построена в течение трех-четырех лет и мы уверены – даст мощный толчок к развитию Афганистана и, как следствие, стабилизации обстановки в этом регионе.

Я уже говорил о малом бизнесе нашей страны. Скажу еще: количество субъектов малого бизнеса в Узбекистане за последние 10 лет выросло в 2 раза. А доля занятых в малом бизнесе у нас составляет три четверти населения республики! А удельный вес малых предприятий в промышленности достиг уже 20 процентов.

Очень важный результат наших реформ – это реализация национальной программы подготовки кадров. Мы создали систему непрерывного образования, включающую в себя несколько этапов. Важнейший момент: мы разделили всеобщее среднее образование на два этапа: общее образование и среднее специальное образование.

То есть, наши дети девять лет учатся в обычной школе, а потом в обязательном порядке – три года в профессиональных колледжах и академических лицеях. В ходе такой трехлетней подготовки они получают, как минимум, две промышленные специальности плюс изучают два иностранных языка. На выпуске – это рабочая сила, которая отвечает самым высоким стандартам.

 Когда «Дженерал моторс» пришел к нам с предложением построить второй завод по производству двигателей в Узбекистане, мы поинтересовались, куда они эти двигатели намерены сбывать. Нам ответили, что частично продукция завода пойдет в Россию, частично – в Индию, частично – в Бразилию, ну, и какая-то часть останется на узбекском рынке.

Когда мы спросили, не выгоднее ли было бы построить такой завод в Индии или Бразилии, «Дженерал моторс» ответил нам, что, несмотря на транспортные расходы, Узбекистан все же является наиболее предпочтительной страной для размещения такого производства ввиду высокого уровня подготовки кадров.

И этот завод в 2011 году уже начнет производство с запланированным выпуском 250 тысяч двигателей в год. Как известно, сборочное автопроизводство – это одно, но если в вашей стране есть завод по производству двигателей – это уже совсем иное качество развития машиностроения.

Развивая систему образования, мы, безусловно, стимулируем наши собственные университеты и институты, но и привлекаем ведущие мировые высшие школы. Сейчас в Узбекистане созданы и действуют филиалы Вестминстерского международного университета – он работает уже почти десять лет в республике, — Московского государственного университета, Сингапурского института развития менеджмента, Российского государственного университета нефти и газа.

Когда я рассказывал о желании «Дженерал моторс» построить у нас завод по производству двигателей, то упустил из виду, что параллельно с этим предложением они проявили инициативу по открытию в Узбекистане филиала Туринского политехнического университета, который готовил бы кадры для автомобильной, машиностроительной и электротехнической промышленности.

Как заявили специалисты «Дженерал моторс», всю инженерную базу своей автомобильной промышленности они хотели бы формировать именно здесь, в Узбекистане. Университет был создан в 2009 году, прекрасно работает, и в него уже желают поступить не только абитуриенты из нашей страны, но и из-за рубежа.

Как известно, 2008 год – год бушующего кризиса. И на наш взгляд, этот год стал своего рода меркой жизнестойкости той или иной экономической политики. Вы знаете, есть страны, в которых за время кризиса ВВП упал на 10 процентов, а экспорт – на 40 процентов. Как чувствовала себя узбекская экономика во время кризиса?

Рост ВВП у нас был в диапазоне 8,1 – 9 процентов, объем промышленной продукции вырос в 1,3 раза, экспорт даже в самые тяжелые кризисные годы у нас не сокращался. Когда я в Китае встречался с моим коллегой – первым вице-премьером Китайской Народной Республики господином Ли Кецьянем, он сказал мне что они в КНР очень внимательно следят за нашей страной и были поражены, когда увидели цифры нашего экспорта в кризисные годы. «Даже у нас, — сказал Ли Кецьянь, — экспорт упал на 16 процентов. У вас же – напротив – вырос на несколько процентов! Мы с глубоким уважением относимся к вашей экономической модели».

Все вышесказанное говорит о том, что экономическая политика, разработанная президентом нашего государства, прочна, надежна и устойчива к внешнему шоковому воздействию.

Стоит ли удивляться тому, что даже в разгар кризиса инвестиционная активность в Узбекистане не спадала! Это — и в сфере машиностроения, и в сфере химической промышленности, в переработке металлов, в строительстве транспортной инфраструктуры…

Должен сказать, что все это произошло не просто так, а в результате глубоко продуманной президентом Узбекистана антикризисной программы, смысл которой заключался в стимулировании внутреннего спроса, активизации инвестиционного процесса, позволяющего развивать инфраструктуру и создавать рабочие места. Скрывать не буду: нам пришлось поднапрячься, увеличить ассигнования средств из государственного бюджета.

Но резервы у нас были, и мы ими воспользовались. В качестве примера могу привести такой проект как узбекская национальная автомагистраль. Она идет с северо-запада на юго-восток нашей страны и соединяет практически все регионы. Это не просто асфальтированная дорога! Это – высококлассная, отвечающая мировым стандартам четырехполосная магистраль!

Мы очень рады, что строительство этой дороги ведется не только на государственные средства Узбекистана, но очень активно нас поддержали Азиатский банк развития, Исламский банк развития, Кувейтский фонд, Саудийский фонд,

Всемирный банк, Фонд ОПЕК и многие другие доноры. Мы очень благодарны им за эту поддержку в столь трудное время. Сегодня я с уверенностью могу сказать, что к 2016 году узбекская национальная автомагистраль будет сдана в эксплуатацию на всем своем протяжении и будет отвечать самым высоким международным стандартам. Говоря проще – она будет ничуть не хуже, чем автобаны в Германии или «хай вэй» в США.

В рамках антикризисной программы мы создали свободную индустриально-экономическую зону в городе Навои. Рядом создан промышленный логистический центр на базе аэропорта Навои. Сегодня – это один из крупнейших в Центральной Азии хабов. Правительство Узбекистана отдало аэропорт Навои в управление компании Korean Air.

Это крупнейший авиаперевозчик в мире. И уже сейчас из этого аэропорта совершаются регулярные грузовые рейсы во Франкфурт, Брюссель, Милан, Стамбул, Дубаи, Нью-Дели, Бомбей, Бангкок, Сеул, Шанхай и многие другие города мира. Одновременно аэропорт Навои работает и как региональный логистический хаб – отсюда мы летаем в Бишкек, Алма-Ату – иные региональные центры

Замечу, что географическая точка, в которой расположен аэропорт Навои, уникальна – она является самым центром между Европой и Юго-Восточной Азией. Стоит ли удивляться в этом случае тому, что роль этого аэропорта с каждым днем возрастает! Например, когда мы были с официальной делегацией в Китае, председатель Китайской Народной Республики Ху Цзиньтао предложил ввести новые авиационные маршруты «Восточный Китай – аэропорт Навои – Западная Европа».

Что это значит? Это значит, что самолеты, вылетающие из крупнейших портовых городов Китая – Шанхай, Шеньжень, Гуанчжоу, Тяньжинь, — будут садиться в аэропорту Навои в Узбекистане, и уже оттуда – разлетаться в крупнейшие европейские города.

Наш президент определил основные направления дальнейшей либерализации и углубления демократических реформ в экономике. Это – дальнейшее укрепление прав и защиты частной собственности, создание системы надежных гарантий ее неприкосновенности; совершенствование системы управления разрешительными процедурами в сфере предпринимательской деятельности; дальнейшее укрепление банковско-финансовой сферы путем привлечения частного капитала и развития на основе частной собственности финансовых институтов; это дальнейшее расширение масштабов, роли и доли в экономике страны малого бизнеса и частного предпринимательства; это дальнейшее совершенствование механизмов регулирования монополистической деятельности на товарных и финансовых рынках; это расширение доли негосударственного сектора и привлечение частных инвесторов в ведущие отрасли экономики. И наконец, это дальнейшее увеличение доходов и потребительского спроса населения.

В рамках решения этих задач предусматривается принятие одиннадцати новых законов и внесение кардинальных изменений в двенадцать ныне действующих законов.

Мы планируем активно продолжать процесс реформ на предметной основе. Нашим президентом в конце прошлого года утверждены четыре важнейших программы. Это программа мер по расширению и углублению масштабов реформ, программа о приоритетах развития промышленности республики, программа ускорения развития инфраструктуры и транспортного, коммуникационного строительства, и наконец, — программа развития приоритетных направлений дальнейшего реформирования и повышения устойчивости финансово-банковской системы Узбекистана. Что в этих программах?

Если посмотреть программу развития промышленности, то можно убедиться, что она предусматривает реализацию 519 крупнейших проектов на сумму 47 миллиардов долларов США. В результате развития программы рост производства промышленной продукции составит 109-112 процентов, доля промышленности в экономике республики возрастет до 28 процентов в структуре ВВП, увеличится доля обрабатывающих отраслей промышленности с 41 до 49 процентов, а доля экспорта продукции в общем объеме производства увеличится с 42 до 63 процентов. Мы планируем строительство таких гигантов, как Устюркский газо-химический комплекс. Стоимость его строительства исчисляется четырьмя миллиардами долларов США. Дорого? Конечно, дорого! Но он окупится не более, чем за 9 лет! Комплекс будет специализироваться на производстве синтетического жидкого топлива из очищенного метана Шуртанского ГХК. Подобных проектов всего три в мире – в Катаре, Японии и ЮАР. Строительство четвертого мы начинаем в этом году в Узбекистане. В результате из своего природного газа мы получим жидкие нефтепродукты: автобензин стандарта «евро-5», авиационный керосин и дизельное топливо. На трех крупнейших теплоэлектростанциях мы будем устанавливать современные парогазовые установки, которые в два раза меньше потребляют углеводородного сырья, нежели действующие сегодня. Этот список можно продолжать еще долго. Портфель наших проектов увеличивается с каждым днем.

Программа развития инфраструктуры и транспортного, коммуникационного строительства – это 85 проектов на общую сумму 8,5 миллиардов долларов США. Об этом я подробно говорил выше. Единственное, что хотелось бы добавить: в рамках этой программы мы намерены полностью модернизировать 11 аэропортов страны, приобретем порядка 16 новых авиалайнеров производства концернов «Эйрбас», «Боинг», включая такие новейшие самолеты как «Дримлайнер-787», два из которых скоро поступят в эксплуатацию. В текущем году – году двадцатилетия независимости – будет запущена первая скоростная железнодорожная ветка от Ташкента до Самарканда, по которой поезда будут ходить со скоростью 250 километров в час. С введением этой магистрали от Ташкента до Самарканда можно будет доехать за 1 час 15 минут. Данный проект осуществляет испанская компания Talgo. (В скобках заметим, что 26 августа 2011 года по скоростной магистрали Ташкент-Самарканд совершил свой рейс первый поезд. – ред.)

Программа развития банковской и финансовой системы также направлена на дальнейшее укрепление надежности и повышение роли наших банков по финансированию узбекской экономики.

Подводя итог всему сказанному, хочу заострить ваше внимание на том, что реализация всех этих программ будет направлена на сохранение высоких темпов экономического роста Узбекистана на основе управляемой модели макроэкономического развития. Будет обеспечено осуществление непрерывной модернизации технического и технологического оформления производства. Будет обеспечено развитие производственной, транспортной и коммуникационной инфраструктуры, соответствующей задачам экономического роста и обеспечивающей потребности нашего населения.

Будет обеспечено дальнейшее увеличение доли и роли негосударственного сектора экономики и прежде всего – малого бизнеса и частного предпринимательства, а также – создание современного эффективного сельскохозяйственного производства на базе передовых агротехнологий и рост доходов сельского населения Узбекистана. Мы создадим современный социальный сектор для дальнейшего гармоничного развития нашего населения и в первую очередь – молодого поколения. Одной из приоритетных задач мы также считаем рост доходов и материального благосостояния граждан Узбекистана.

Это и есть – главные цели, достижению которых посвящена концепция дальнейшей либерализации и углубления демократических реформ в экономике, и у нас нет никаких сомнений в том, что мы поставленные задачи решим.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности