18+
28 Ноября 17:00
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Не доверяешь – проверяй!

Как у них решается проблема честных выборов. Как известно, Владимир Путин заявил, что ему, как кандидату в президенты, не нужны подтасовки на предстоящих выборах. «Мы должны напрочь снять все возможные инсинуации», — сказал премьер, назвав митинги «неизбежной платой за демократию». Он предложил вынести в интернет дискуссию о прозрачности президентских выборов. А одной из мер по повышению прозрачности выборов предложил оснащение избирательных участков вэб-камерами, которые должны работать круглосуточно и транслировать процесс не только голосования, но и подсчета голосов.


Реакция была незамедлительной. Секретарь Мосгоризбиркома Фаяс Халилулин сообщил, что две камеры видеонаблюдения и полупрозрачные урны для голосования будут установлены на каждом избирательном участке Москвы на выборах президента РФ и депутатов муниципальных собраний 4 марта 2012 года.

Казалось бы, вопрос решается. Более того, уже и сейчас для оперативного подсчета избирательных бюллетеней используются комплексы обработки избирательных бюллетеней (КОИБ), с которыми уже знакомы москвичи, на 46-ти участках для голосования избиратели Липецка, некоторых других городов. Однако в стране КОИБов всего около 5 тысяч, а избирательных участков более 70 тысяч. Ясно, что в силу финансовых, материальных и организационных причин установить к 4 марта везде и КОИБы, икамеры видеонаблюдения, и полупрозрачные урны для голосования не удастся.


Ради наглядности контроля выборов для всех избирателей есть способ много проще и вполне надежно решить эту задачу.


Исходя из проверенного международного опыта. Без всякой дорогущей техники. Для контроля подсчета итогов голосования надо, как минимум, учить наблюдателей, многие из которых, к примеру, отсутствуют рано утром при опечатывании ящиков для голосования, документировать совместно, независимо от принадлежности к партии, итоги подсчета бюллетеней на каждом избирательном участке ради последующего сведения общего итога. Нужно также уметь разбираться с досрочным голосованием и голосованием на дому, использовать независимые социологические прогнозы, рейтинги, опросы на выходе из избирательных участков после голосования, знать процедуру обращения в судебные органы и т.д.

В Российской Федерации, как известно, в день голосования члены избирательных комиссий начинают работать спозаранку, задолго до того, как появляются первые избиратели. А завершают свою деятельность за полночь, совершенно вымотавшись и физически, и психологически. Причем неизвестно, примут ли протоколы и бюллетени в окружную комиссию. Поэтому люди сидят на избирательных участках до победного конца. Ведь задержка может произойти на каждой ступеньке движения информации вверх. Подобная организация дела приводит к тому, что всякая попытка общественного контроля, прежде всего со стороны членов самих избирательных комиссий, воспринимается как недоверие по отношению к ним, как желание помешать их работе. Не случайно с их стороны часто звучали требования не допускать на участки во время подсчета голосов каких-либо наблюдателей, представителей партий, кандидатов в депутаты. Более того, парадокс, право присутствовать при подсчете бюллетеней вначале получили иностранные наблюдатели, а уж потом наши собственные.

Впрочем, знание, с чего начинать, как лучше организовать подсчет, каким образом обеспечить точность и взаимоконтроль, умение не допустить (или организовать!) тихое вложение заранее заготовленных бюллетеней в пользу (или против) какого-либо кандидата и многое другое, хорошее и плохое, держится, как правило, на личном неписаном опыте конкретных лиц из избирательных комиссий. Нередко тех из них, кто многие годы успешно имитировал выборы без выбора, в ходе которых голосовало более 99% населения, и причем – только «за». В силу этого у многих даже честных работников избиркомов не возникает подозрений в фальсификации, хотя рядом с ними могут действовать люди, по сравнению с которыми вокзальные «наперсточники» и даже цирковые фокусники просто младенцы. Если внимательнее присмотреться к нынешней организации голосования, то можно понять, что она своего рода слепок с весьма крепко сколоченной прежней системы выборов без выбора, от которой общество вроде бы давно отказалось, однако в действительности продолжает использовать.


Ну, а как проходит голосование в других странах? Для примера рассмотрим организацию голосования в округе Файф в Шотландии.


Королевство Файф, как любят называть его местные жители, дало миру экономиста Адама Смита, писателя Д. Дефо, истории и драматургам – Марию Стюарт, а мне – персональное приглашение в качестве наблюдателя на выборы 9 июня 1994 г. в Европарламент.

Выборы эти проводились по мажоритарной системе, одномандатным округам и правовым нормам, согласованным со всеми странами ЕС. Немаловажную роль в организации голосования в Великобритании, и, в частности, в округе Файф, играет, на мой взгляд… ящик для голосования. Легкие металлические кубообразные коробки, имеющие прорезь для бюллетеней, с крышкой, плотно надвигающейся сверху на основную часть. Они изготавливаются централизованно. Представители избирательной комиссии высшего уровня, встречая людей, задействованных в организации выборов на избирательных участках, вручают им пронумерованные ящики с полным комплектом инструкций, списками избирателей и другими необходимыми аксессуарами. При этом в дальнейшем ящики все время на виду у всех: и тех, кто занят сбором бюллетеней, и тех, кто, представляя интересы общественности, следит за процедурой голосования. Они в центре постоянного внимания телевидения, которое доставляет на дом каждому избирателю картину того, что происходит с содержимым ящиков.


Открытость работы – ключевая особенность организации процедуры голосования.


Другая особенность – в проверенной практикой регламентации, алгоритмизированности, формализованности всего этого процесса. Лаконично и доходчиво написаны для каждого этапа работы инструкции, отражающие логику действий персонала, обслуживающего голосование, подбор и обучение которого имеет немаловажное значение.

Чрезвычайно примечательно то, что ни один из тех, кто непосредственно соприкасается с избирателями и бюллетенями, раздавая, собирая или подсчитывая их, не является штатным работником, тем более представителем администрации или партии. Они привлекаются только для проведения данного важнейшего мероприятия. Принципиально важно, что во время голосования (а оно проходит в рабочий день) работают одни, а суммированием бюллетеней заняты другие. Этим, как правило, вечером, занимается молодежь, преимущественно служащие банков, фирм, учреждений, которые действуют быстро и споро, превращая свою работу в праздничное соревнование: кто быстрее и безошибочнее подсчитает большее число бюллетеней.

Конечно, организаторами всего действа являются профессионалы, как правило, из администрации местного уровня, однако только в тех случаях, если они не имеют нареканий со стороны кандидатов, избирателей, партий, общественных организаций, государственных органов, если они умело привлекают для проведения голосования и подсчета добросовестных граждан, вызывающих доверие общества.

Как уже упоминалось, сбор бюллетеней ведут одни, а подсчитывают их другие. Причем не на избирательных участках, а в специально отведенном для этих целей большом зале, на виду у всех: представителей партий, широкой общественности, кандидатов в депутаты, журналистов и телевизионщиков. Они находятся в непосредственной близости, но за невысокими оградительными барьерами.


Обработка бюллетеней со всех участков проходит быстро, часа за два-три, и заканчивается к 23 часам. Люди разъезжаются по домам. Нет ни спешки, ни суеты, ни долгих ночных бдений, интригующих граждан таинственностью, дозволенной только «посвященным».


В первый вечер производится подсчет только действительных бюллетеней. В некоторых случаях, в зависимости от местных условий, это допускается даже утром следующего дня.

Никто не ждет и не торопится получить окончательные итоги. Зато процедура подсчета осуществляется в буквальном соответствии с инструкциями, отражающими все возможные вариации, встречавшиеся в предшествующие годы. Если возникает неординарная ситуация, она разрешается несколькими экспертами.

Сортировка всех бюллетеней происходит не просто наглядно, но зрелищно, в подчеркнуто простой и доступной для понимания форме. Даже то, что бюллетени, упакованные в связки по 100 штук, с указанием их числа на передней специальной карточке, скрепленные резинками, укладываются в знакомые легкие металлические корзинки, которыми люди пользуются в больших магазинах, создает ощущение простоты, способствует лучшему пониманию и доверию к происходящему. Столь же церемонно и наглядно, опечатанные все в тех же металлических ящиках, бюллетени в сопровождении эскорта полицейских машин с сиренами через весь город доставляются под охрану в полицию. Скажем, тогда в Шотландии они там находились с вечера четверга 9 до второй половины дня воскресенья 12 июня, то есть до момента, когда их в тех же ящиках вновь привезли в тот же зал, где прошел подсчет голосов уже за кандидатов непосредственно. (Внимание! Дальше то, что можно сделать у нас на выборах президента при подсчете бюллетеней без техники на местах, не меняя ничего остального.) На тех же широких столах с бордюрами (чтобы ничто не слетало) рабочие группы вновь считали и связывали в пачки по сто штук бюллетени. На этот раз конкретных кандидатов. Передняя сторона связанной пачки у каждого кандидата получала свой отличительный цвет.


В итоге, все в тех же металлических корзинах, под портретами каждого из кандидатов на возвышенной передней сцене выросли горы пачек разных цветов.


Чрезвычайно завораживающий, этот процесс сопровождался ажиотажем всего зала, ибо корзины с бюллетенями каждого кандидата наполнялись на глазах у всех. Телевидение транслировало это зрелище по своим каналам.

В ходе подсчета голосов я счел своим долгом поговорить с каждым кандидатом в депутаты. Ни один из них не выразил сомнения в честности подсчета голосов, что, к сожалению, постоянно сопровождает наши выборы. Более того, после торжественного объявления итогов выборов каждый из них и представителей партий заявил об этом публично и поблагодарил всех, кто был занят в избирательной процедуре. Надо думать, это не может в последующем не влиять на дальнейшее поведение лидеров партий в отношении итогов голосования.

Мировая практика проведения выборов отражает широкий диапазон вариаций используемых процедур голосования, подсчета голосов, подведения итогов. Во многих странах в ночь выборов результаты от каждого избирательного округа считаются «неофициальными», хотя и представляются в центральную комиссию и прессе. Вместо подсчета голосов в участковых и избирательных комиссиях опечатанные контейнеры с бюллетенями и другими документами после закрытия пунктов голосования доставляются в компьютерные центры города, графства, региона. Голосование в один из выходных дней и подсчет голосов без перерыва до получения итогов голосования являются отнюдь не обязательными правовыми нормами. Уж нам-то тем более следовало бы иметь это в виду: Россия, занимающая огромную территорию, пока все еще не имеет технических возможностей богатых стран.


А надежность результатов, на мой взгляд, важнее нетерпения узнать результат.


В общем, не мешало бы нам позаимствовать у шотландцев то, что позволяет им на протяжении десятилетий четко, оперативно, без срывов проводить важнейшее политическое мероприятие. Лишь четкая организация процедуры голосования в сочетании с толковым избирательным законом позволит получить систему, которая будет способствовать продвижению к власти достойных людей, в чьих силах и способностях остро нуждается реформируемая Россия.

Можно ли использовать и будет ли работать что-либо из этого в российских условиях? Практика открытого подсчета была проведена экспериментально в ходе выборов в Мытищинском избирательном округе, в участковых комиссиях города Лобни. Это встретило понимание и получило одобрение и у работников избирательных комиссий, и у наблюдателей, успокоило страсти, сняло всякие сомнения в точности подсчета бюллетеней и в возможной неточности комиссии.

Там на глазах наблюдателей бюллетени в поддержку различных кандидатов резиночками скреплялись равными пачками (по 50 бюллетеней), сверху пачки обозначались цветными карточками и укладывались под портретами кандидатов в депутаты. Так же, как в Шотландии, в Лобне, в школах, где проводился подсчет, как цветные гистограммы перед глазами наблюдавших вырастали столбики бюллетеней: красные, зеленые, синие… Сразу было видно, кто выигрывает. Сомнительные бюллетени придирчиво оценивались несколькими членами избирательных комиссий, недействительные считались отдельно. В случае близкого к равенству результата начинать пересчет нужно было бы с сомнительных, не «крушить» все пачки с самого начала, не задавать себе лишнюю работу. При этом писать, считать «точкованием» и тому подобными нехитрыми распространенными способами было уже не нужно. Именно такой способ подсчета без пишущего предмета в руках, важен еще вот почему: судебная практика выявила, что нежелательного кандидата проваливали на выборах путем порчи бюллетеня, подставления в него любого дополнительного знака. При малом проценте поддерживающих голосов из-за множества претендентов и отсутствия второго тура голосования мизерное число таких «доработанных» бюллетений позволяло нечестным людям обманывать всех и проводить во власть своего человека.

И еще одно обстоятельство. Создана, как известно, автоматизированная система «Выборы». О ней по-прежнему много спорят. Высказывались, в частности, опасения о возможности манипулирования с ее помощью голосами избирателей. Конечно, техника – благо. Но видеть надо не только технику, но и руки, которые ей управляют.

На участковых избирательных комиссиях технически и организационно проверить «честность машины», (хотя они больше на виду в столице и крупных городах), для подсчета голосов можно. В принципе, любой член участковой избирательной комиссии, любой наблюдатель поймет это, если узнает, какие сведения их протокола записаны на машине в территориальной избирательной комиссии. Они вполне способны проверить, нет ли там неточностей. Если же наблюдатели остальных избирательных участков, к каким бы партиям и избирательным блокам они ни принадлежали, объединятся, обменяются полученной информацией, суммируют общие результаты для контроля за выборами, картина будет полной и вполне адекватной реальности.

В целом, на будущее, действия должны иметь комплексный характер. Необходимо начинать с повышения статуса представительного органа власти, в частности, восстановления на федеральном уровне реальной возможности утверждать Государственной Думой конкретных руководителей исполнительной власти; с восстановления императивного мандата с правом отзыва избирателями депутата хотя бы на нижних уровнях власти – в органах местного самоуправления. Без реально действующего самоуправления на уровне поселка и городского квартала невозможно обеспечить понимание населением смысла проводимых в стране преобразований. Референдумы, прежде всего на уровне местного самоуправления, должны стать осмысленным узаконенным инструментом воздействия народа на власть.


И тогда не будет нужды в толпообразованиях с попытками захвата органов управления. когда люди становятся объектами манипулирования современными «парвусами» через «агентов влияния» и интернет.


Решение проблемы требует коррекции законодательства о выборах, вплоть до самой Конституции, в которой необходимы гарантии сохранения представительной власти. Без позорной стрельбы по парламенту из танков. Цивилизованной ненасильственной преемственности власти. При воссоздании в России гражданского общества и настоящего народовластия не следует терять ни оптимизма, ни мужества, ни веры в собственных граждан.


Андрющенко Евгений Григорьевич – известный социолог, профессор, доктор философских наук.

Как у них решается проблема честных выборов. Как известно, Владимир Путин заявил, что ему, как кандидату в президенты, не нужны подтасовки на предстоящих выборах. «Мы должны напрочь снять все возможные инсинуации», — сказал премьер, назвав митинги «неизбежной платой за демократию». Он предложил вынести в интернет дискуссию о прозрачности президентских выборов. А одной из мер по повышению прозрачности выборов предложил оснащение избирательных участков вэб-камерами, которые должны работать круглосуточно и транслировать процесс не только голосования, но и подсчета голосов.


Реакция была незамедлительной. Секретарь Мосгоризбиркома Фаяс Халилулин сообщил, что две камеры видеонаблюдения и полупрозрачные урны для голосования будут установлены на каждом избирательном участке Москвы на выборах президента РФ и депутатов муниципальных собраний 4 марта 2012 года.

Казалось бы, вопрос решается. Более того, уже и сейчас для оперативного подсчета избирательных бюллетеней используются комплексы обработки избирательных бюллетеней (КОИБ), с которыми уже знакомы москвичи, на 46-ти участках для голосования избиратели Липецка, некоторых других городов. Однако в стране КОИБов всего около 5 тысяч, а избирательных участков более 70 тысяч. Ясно, что в силу финансовых, материальных и организационных причин установить к 4 марта везде и КОИБы, икамеры видеонаблюдения, и полупрозрачные урны для голосования не удастся.


Ради наглядности контроля выборов для всех избирателей есть способ много проще и вполне надежно решить эту задачу.


Исходя из проверенного международного опыта. Без всякой дорогущей техники. Для контроля подсчета итогов голосования надо, как минимум, учить наблюдателей, многие из которых, к примеру, отсутствуют рано утром при опечатывании ящиков для голосования, документировать совместно, независимо от принадлежности к партии, итоги подсчета бюллетеней на каждом избирательном участке ради последующего сведения общего итога. Нужно также уметь разбираться с досрочным голосованием и голосованием на дому, использовать независимые социологические прогнозы, рейтинги, опросы на выходе из избирательных участков после голосования, знать процедуру обращения в судебные органы и т.д.

В Российской Федерации, как известно, в день голосования члены избирательных комиссий начинают работать спозаранку, задолго до того, как появляются первые избиратели. А завершают свою деятельность за полночь, совершенно вымотавшись и физически, и психологически. Причем неизвестно, примут ли протоколы и бюллетени в окружную комиссию. Поэтому люди сидят на избирательных участках до победного конца. Ведь задержка может произойти на каждой ступеньке движения информации вверх. Подобная организация дела приводит к тому, что всякая попытка общественного контроля, прежде всего со стороны членов самих избирательных комиссий, воспринимается как недоверие по отношению к ним, как желание помешать их работе. Не случайно с их стороны часто звучали требования не допускать на участки во время подсчета голосов каких-либо наблюдателей, представителей партий, кандидатов в депутаты. Более того, парадокс, право присутствовать при подсчете бюллетеней вначале получили иностранные наблюдатели, а уж потом наши собственные.

Впрочем, знание, с чего начинать, как лучше организовать подсчет, каким образом обеспечить точность и взаимоконтроль, умение не допустить (или организовать!) тихое вложение заранее заготовленных бюллетеней в пользу (или против) какого-либо кандидата и многое другое, хорошее и плохое, держится, как правило, на личном неписаном опыте конкретных лиц из избирательных комиссий. Нередко тех из них, кто многие годы успешно имитировал выборы без выбора, в ходе которых голосовало более 99% населения, и причем – только «за». В силу этого у многих даже честных работников избиркомов не возникает подозрений в фальсификации, хотя рядом с ними могут действовать люди, по сравнению с которыми вокзальные «наперсточники» и даже цирковые фокусники просто младенцы. Если внимательнее присмотреться к нынешней организации голосования, то можно понять, что она своего рода слепок с весьма крепко сколоченной прежней системы выборов без выбора, от которой общество вроде бы давно отказалось, однако в действительности продолжает использовать.


Ну, а как проходит голосование в других странах? Для примера рассмотрим организацию голосования в округе Файф в Шотландии.


Королевство Файф, как любят называть его местные жители, дало миру экономиста Адама Смита, писателя Д. Дефо, истории и драматургам – Марию Стюарт, а мне – персональное приглашение в качестве наблюдателя на выборы 9 июня 1994 г. в Европарламент.

Выборы эти проводились по мажоритарной системе, одномандатным округам и правовым нормам, согласованным со всеми странами ЕС. Немаловажную роль в организации голосования в Великобритании, и, в частности, в округе Файф, играет, на мой взгляд… ящик для голосования. Легкие металлические кубообразные коробки, имеющие прорезь для бюллетеней, с крышкой, плотно надвигающейся сверху на основную часть. Они изготавливаются централизованно. Представители избирательной комиссии высшего уровня, встречая людей, задействованных в организации выборов на избирательных участках, вручают им пронумерованные ящики с полным комплектом инструкций, списками избирателей и другими необходимыми аксессуарами. При этом в дальнейшем ящики все время на виду у всех: и тех, кто занят сбором бюллетеней, и тех, кто, представляя интересы общественности, следит за процедурой голосования. Они в центре постоянного внимания телевидения, которое доставляет на дом каждому избирателю картину того, что происходит с содержимым ящиков.


Открытость работы – ключевая особенность организации процедуры голосования.


Другая особенность – в проверенной практикой регламентации, алгоритмизированности, формализованности всего этого процесса. Лаконично и доходчиво написаны для каждого этапа работы инструкции, отражающие логику действий персонала, обслуживающего голосование, подбор и обучение которого имеет немаловажное значение.

Чрезвычайно примечательно то, что ни один из тех, кто непосредственно соприкасается с избирателями и бюллетенями, раздавая, собирая или подсчитывая их, не является штатным работником, тем более представителем администрации или партии. Они привлекаются только для проведения данного важнейшего мероприятия. Принципиально важно, что во время голосования (а оно проходит в рабочий день) работают одни, а суммированием бюллетеней заняты другие. Этим, как правило, вечером, занимается молодежь, преимущественно служащие банков, фирм, учреждений, которые действуют быстро и споро, превращая свою работу в праздничное соревнование: кто быстрее и безошибочнее подсчитает большее число бюллетеней.

Конечно, организаторами всего действа являются профессионалы, как правило, из администрации местного уровня, однако только в тех случаях, если они не имеют нареканий со стороны кандидатов, избирателей, партий, общественных организаций, государственных органов, если они умело привлекают для проведения голосования и подсчета добросовестных граждан, вызывающих доверие общества.

Как уже упоминалось, сбор бюллетеней ведут одни, а подсчитывают их другие. Причем не на избирательных участках, а в специально отведенном для этих целей большом зале, на виду у всех: представителей партий, широкой общественности, кандидатов в депутаты, журналистов и телевизионщиков. Они находятся в непосредственной близости, но за невысокими оградительными барьерами.


Обработка бюллетеней со всех участков проходит быстро, часа за два-три, и заканчивается к 23 часам. Люди разъезжаются по домам. Нет ни спешки, ни суеты, ни долгих ночных бдений, интригующих граждан таинственностью, дозволенной только «посвященным».


В первый вечер производится подсчет только действительных бюллетеней. В некоторых случаях, в зависимости от местных условий, это допускается даже утром следующего дня.

Никто не ждет и не торопится получить окончательные итоги. Зато процедура подсчета осуществляется в буквальном соответствии с инструкциями, отражающими все возможные вариации, встречавшиеся в предшествующие годы. Если возникает неординарная ситуация, она разрешается несколькими экспертами.

Сортировка всех бюллетеней происходит не просто наглядно, но зрелищно, в подчеркнуто простой и доступной для понимания форме. Даже то, что бюллетени, упакованные в связки по 100 штук, с указанием их числа на передней специальной карточке, скрепленные резинками, укладываются в знакомые легкие металлические корзинки, которыми люди пользуются в больших магазинах, создает ощущение простоты, способствует лучшему пониманию и доверию к происходящему. Столь же церемонно и наглядно, опечатанные все в тех же металлических ящиках, бюллетени в сопровождении эскорта полицейских машин с сиренами через весь город доставляются под охрану в полицию. Скажем, тогда в Шотландии они там находились с вечера четверга 9 до второй половины дня воскресенья 12 июня, то есть до момента, когда их в тех же ящиках вновь привезли в тот же зал, где прошел подсчет голосов уже за кандидатов непосредственно. (Внимание! Дальше то, что можно сделать у нас на выборах президента при подсчете бюллетеней без техники на местах, не меняя ничего остального.) На тех же широких столах с бордюрами (чтобы ничто не слетало) рабочие группы вновь считали и связывали в пачки по сто штук бюллетени. На этот раз конкретных кандидатов. Передняя сторона связанной пачки у каждого кандидата получала свой отличительный цвет.


В итоге, все в тех же металлических корзинах, под портретами каждого из кандидатов на возвышенной передней сцене выросли горы пачек разных цветов.


Чрезвычайно завораживающий, этот процесс сопровождался ажиотажем всего зала, ибо корзины с бюллетенями каждого кандидата наполнялись на глазах у всех. Телевидение транслировало это зрелище по своим каналам.

В ходе подсчета голосов я счел своим долгом поговорить с каждым кандидатом в депутаты. Ни один из них не выразил сомнения в честности подсчета голосов, что, к сожалению, постоянно сопровождает наши выборы. Более того, после торжественного объявления итогов выборов каждый из них и представителей партий заявил об этом публично и поблагодарил всех, кто был занят в избирательной процедуре. Надо думать, это не может в последующем не влиять на дальнейшее поведение лидеров партий в отношении итогов голосования.

Мировая практика проведения выборов отражает широкий диапазон вариаций используемых процедур голосования, подсчета голосов, подведения итогов. Во многих странах в ночь выборов результаты от каждого избирательного округа считаются «неофициальными», хотя и представляются в центральную комиссию и прессе. Вместо подсчета голосов в участковых и избирательных комиссиях опечатанные контейнеры с бюллетенями и другими документами после закрытия пунктов голосования доставляются в компьютерные центры города, графства, региона. Голосование в один из выходных дней и подсчет голосов без перерыва до получения итогов голосования являются отнюдь не обязательными правовыми нормами. Уж нам-то тем более следовало бы иметь это в виду: Россия, занимающая огромную территорию, пока все еще не имеет технических возможностей богатых стран.


А надежность результатов, на мой взгляд, важнее нетерпения узнать результат.


В общем, не мешало бы нам позаимствовать у шотландцев то, что позволяет им на протяжении десятилетий четко, оперативно, без срывов проводить важнейшее политическое мероприятие. Лишь четкая организация процедуры голосования в сочетании с толковым избирательным законом позволит получить систему, которая будет способствовать продвижению к власти достойных людей, в чьих силах и способностях остро нуждается реформируемая Россия.

Можно ли использовать и будет ли работать что-либо из этого в российских условиях? Практика открытого подсчета была проведена экспериментально в ходе выборов в Мытищинском избирательном округе, в участковых комиссиях города Лобни. Это встретило понимание и получило одобрение и у работников избирательных комиссий, и у наблюдателей, успокоило страсти, сняло всякие сомнения в точности подсчета бюллетеней и в возможной неточности комиссии.

Там на глазах наблюдателей бюллетени в поддержку различных кандидатов резиночками скреплялись равными пачками (по 50 бюллетеней), сверху пачки обозначались цветными карточками и укладывались под портретами кандидатов в депутаты. Так же, как в Шотландии, в Лобне, в школах, где проводился подсчет, как цветные гистограммы перед глазами наблюдавших вырастали столбики бюллетеней: красные, зеленые, синие… Сразу было видно, кто выигрывает. Сомнительные бюллетени придирчиво оценивались несколькими членами избирательных комиссий, недействительные считались отдельно. В случае близкого к равенству результата начинать пересчет нужно было бы с сомнительных, не «крушить» все пачки с самого начала, не задавать себе лишнюю работу. При этом писать, считать «точкованием» и тому подобными нехитрыми распространенными способами было уже не нужно. Именно такой способ подсчета без пишущего предмета в руках, важен еще вот почему: судебная практика выявила, что нежелательного кандидата проваливали на выборах путем порчи бюллетеня, подставления в него любого дополнительного знака. При малом проценте поддерживающих голосов из-за множества претендентов и отсутствия второго тура голосования мизерное число таких «доработанных» бюллетений позволяло нечестным людям обманывать всех и проводить во власть своего человека.

И еще одно обстоятельство. Создана, как известно, автоматизированная система «Выборы». О ней по-прежнему много спорят. Высказывались, в частности, опасения о возможности манипулирования с ее помощью голосами избирателей. Конечно, техника – благо. Но видеть надо не только технику, но и руки, которые ей управляют.

На участковых избирательных комиссиях технически и организационно проверить «честность машины», (хотя они больше на виду в столице и крупных городах), для подсчета голосов можно. В принципе, любой член участковой избирательной комиссии, любой наблюдатель поймет это, если узнает, какие сведения их протокола записаны на машине в территориальной избирательной комиссии. Они вполне способны проверить, нет ли там неточностей. Если же наблюдатели остальных избирательных участков, к каким бы партиям и избирательным блокам они ни принадлежали, объединятся, обменяются полученной информацией, суммируют общие результаты для контроля за выборами, картина будет полной и вполне адекватной реальности.

В целом, на будущее, действия должны иметь комплексный характер. Необходимо начинать с повышения статуса представительного органа власти, в частности, восстановления на федеральном уровне реальной возможности утверждать Государственной Думой конкретных руководителей исполнительной власти; с восстановления императивного мандата с правом отзыва избирателями депутата хотя бы на нижних уровнях власти – в органах местного самоуправления. Без реально действующего самоуправления на уровне поселка и городского квартала невозможно обеспечить понимание населением смысла проводимых в стране преобразований. Референдумы, прежде всего на уровне местного самоуправления, должны стать осмысленным узаконенным инструментом воздействия народа на власть.


И тогда не будет нужды в толпообразованиях с попытками захвата органов управления. когда люди становятся объектами манипулирования современными «парвусами» через «агентов влияния» и интернет.


Решение проблемы требует коррекции законодательства о выборах, вплоть до самой Конституции, в которой необходимы гарантии сохранения представительной власти. Без позорной стрельбы по парламенту из танков. Цивилизованной ненасильственной преемственности власти. При воссоздании в России гражданского общества и настоящего народовластия не следует терять ни оптимизма, ни мужества, ни веры в собственных граждан.


Андрющенко Евгений Григорьевич – известный социолог, профессор, доктор философских наук.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности