18+
28 Февраля 18:29
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Тезиковка-ташкентская Атлантида

Старожилам Ташкента хорошо знакомо название Тезиковка. Эта часть города некогда была одним из самых известных «блошиных рынков» Советского Союза, своеобразный second hand, прославившийся на всю бывшую страну. Имя ее обессмертил и лауреат Нобелевской премии Александр Солженицын, написавший когда-то: «На Тезиковке можно купить все». Название этой ташкентской окраины произошло от фамилии русского купца Тезикова, вокруг дачи которого позднее разросся этот знаменитый рынок. Впрочем, даже сама личность этого загадочного русского бизнесмена начала минувшего века настолько неопределенна, что говорить о нем утвердительно никто не берется. Известно, например, что он основал в пригороде Ташкенте кожевенное производство, на котором работали российские переселенцы. Они же построили рядом свой «Шанхай» – поселок с небольшим базаром.

Старожилам Ташкента хорошо знакомо название Тезиковка. Эта часть города некогда была одним из самых известных «блошиных рынков»  Советского Союза, своеобразный second hand, прославившийся на всю бывшую страну. Имя ее обессмертил и лауреат Нобелевской премии Александр Солженицын, написавший когда-то: «На Тезиковке можно купить все».

Название этой ташкентской окраины произошло от фамилии русского купца Тезикова, вокруг дачи  которого позднее разросся этот знаменитый рынок.

Впрочем, даже сама личность этого загадочного русского бизнесмена начала минувшего века настолько неопределенна, что говорить о нем утвердительно никто не берется.

Известно, например, что он основал в пригороде Ташкенте кожевенное производство, на котором работали российские переселенцы. Они же построили рядом свой «Шанхай» – поселок с небольшим базаром. Молва почему-то приписывала  Тезикову и  некую мельницу, стоявшую на берегу канала Салар.

Хотя известно, что упомянутая мельница  принадлежала иному знаменитому ташкентцу – купцу И. И. Первушину, который еще в 1866 году открыл первый в Средней Азии винокуренный завод. 

После свершения октябрьской революции мельницу эту разобрали по частям, а мифологический негоциант Тезиков из Средней Азии попросту исчез. Но рынок, носивший его имя, в Ташкенте уже существовал, начиная свой путь к легендарной слав.

Когда в Стране Советов все старое стало получать новые названия,  Тезиковка превратилась  в «Первомайский» рынок, что на бывшей улице Першина. Однако общественная привычка сохранила за ней старое, уже прижившееся, название, под которым она неофициально просуществовала еще много лет спустя.

Здание же дачи господина Тезикова к тому времени превратилось в одну из городских библиотек, рядом с которой впоследствии возник кинотеатр. Но после случившегося пожара исчез как кинотеатр, так и здание, бывшее некогда знаменитой купеческой дачей.

Старожилы вспоминали, что возле самой Тезиковки через канал Салар был некогда переброшен небольшой мост, имевший дурную славу у  горожан, так как использовался для сходок «преступных элементов» с рабочей окраины Ташкента, а также революционеров из депо, которые устраивали там свои подпольные собрания.

Пик популярности Тезиковка пережила во время войны, когда здесь легко можно было спрятаться от милиции.  А местная и приезжая  шпана  безнаказанно торговала там краденым имуществом.

Более миллиона людей, эвакуированных из оккупированных немцами областей страны,  приехали в Ташкент и привезли с собой то,  что пришлось позднее продавать с рук из-за нужды.

Именно во время войны эта толкучка  и приобрела свою известность. А когда после развала СССР, когда начался выезд из Ташкента, то многие отъезжающие вновь потянулись на Тезиковку. Она тогда помогла выжить многим.

Рынок самостоятельно отрегулировал такой механизм взаимообмена, при котором цены позволяли даже самым неимущим слоям населения поддерживать свой прожиточный минимум. Говорили, что даже бедняк может одеться здесь за 1$. Не стоит и говорить о тех, у кого были деньги – они могли стать обладателями всего, чего пожелает их душа и потянет карман.

Благодаря своей уникальной самоорганизации, Тезиковка стала одним из ярких явлений общественной жизни. Она приобрела собственную мифологию и все проистекающие из нее культы.

Она обладала хорошо налаженной инфраструктурой, искусственно воссоздать которую не смог бы даже самый блестящий менеджер. Заниматься перечислением товаров, которые в разные времена Тезиковка переварила, – дело совершенно бессмысленное. Их было столько, что, пожалуй, даже самые обширные словари не содержат полностью всех наименований.

У процитированного выше Солженицына можно прочесть, что здесь приобреталось все: «…до американской жевательной резинки, до пистолетов, до учебников черной и белой магии». Но дело, естественно, было не в пестром подборе экспонатов…

Было на Тезиковке и относительно строгое деление на сектора по ассортименту. Особенно сохранились в народной памяти два рынка: птичий и радиоэлектронный, служивший местом паломничества мужского населения всего города.

Здесь концентрировалась любительская и профессиональная инженерная мысль.  На птичьем же рынке зверей было больше, чем в самых известных зоопарках мира.  Целые семьи жили за счет выращивания и продажи тех или иных живых существ. 

После  горбачевской перестройки Тезиковка пережила последний всплеск своей активности. Усложнившаяся экономическая ситуация в республике заставила людей вновь искать себе прибежища на  рынке.

Особенной популярностью он пользовался тогда у потерявших занятость рабочих авиационного завода имени Чкалова. Оставшийся практически без средств  к существованию и надлежащего контроля, завод «вынесся» на толкучку.

В то же время Тезиковка для ташкентцев  являлась главным информационным агентством и трибуной, дающей реальную свободу слова. Небольшое государство в государстве, граждане которого до сих пор хранят ему верность в своей памяти…

Увы, но в двадцать первый век Тезиковка вступить не смогла: правительство своим решением перенесло исторический рынок подальше от оживленных магистралей в квартал Янгиабад. 

Тезиковки больше нет. Она осталась лишь как факт истории. Слава ее передается уже как устное предание.  Она сохранилась только в памяти ташкентцев, в неофициальных хрониках городской истории. И в тех предметах, которые были на ней когда-то проданы или куплены. 

Тезиковки больше нет…

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности