18+
08 Мая 15:32
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Русский Самарканд: под православным крестом

Спустя четыре года после вхождения Самарканда в состав Российской империи, 25 августа 1872  года, настоятель военной церкви К. Высоцкий поднял вопрос о христианском кладбище.

Русский Самарканд: под православным крестом

Здание старейшего храма Святого Победоносца в Самарканде.  Построен в 1882 году. Закрыт в 1924-ом. 

 Он обратился с письмом к начальнику Зерафшанского округа генерал-майору А. К. Абрамову. Священник писал, что «место, отведенное в 1868 году под христианское кладбище, в настоящее время занято уже все» и просил 1200 рублей «на покупку десяти танапов земли для устройства кладбища и обнесения этого пространства стеною с тем, чтобы место это отстояло от города не менее как на 100 саженей».

А.К. Абрамов уже 31 августа, как положено, препроводил послание в Ташкент генерал-губернатору Туркестанского края К.П. фон Кауфману. Тот 12 октября 1872 года выделил из казны 1000 рублей.

18 января следующего года священник доложил, что «он избрал место под христианское кладбище», которое находится на северной стороне солдатской слободки, «верстах в 200 от нея». Участок принадлежал двум местным жителям — мулле Хасанбаю Мухамедкулову и Салиму Хасанханову. Они согласились продать землю по цене 56 рублей за каждый танап. Однако долго тянули время, боясь продешевить. И в результате городские власти вынуждены были отказаться от сделки.

Пришлось священнику снова заняться поисками места под кладбище. На это  ушло более года. Но даже после того, как земля была найдена и куплена (12 апреля 1874 года), работы по его устройству еще долго не начинались-все опять упиралось в деньги.

Русский Самарканд: под православным крестом

Все тот же неугомонный священник К. Высоцкий 16 марта 1876 года был вынужден вновь обратиться к начальнику округа. В  своем прошении он сообщал, что на старом кладбище у стен крепости уже совсем нет места, оно вплотную уперлось в участок, отведенный для мусульманских могил. Священник сетует, что ему «приходится погребать умерших между прежними могилами, причем нередко обнаруживаются гроба прежде умерших».

Могила генерала В Григорова

Генерал Абрамов опять просил и от себя лично краевое начальство выделить Самарканду дополнительные средства. Но Ташкент отказал — «деньги на частную потребность местного общества, а не всего края или округа», должен выделить сам город Самарканд.

В архивах Узбекистана мне не удалось обнаружить документов о точной дате устройства самаркандского кладбища, но по сохранившимся на могилах надписях можно утверждать, что первые захоронения были произведены здесь в самом конце 1870-х годов. Спустя два десятилетия после этого население города столь значительно возросло, что кладбищенская территория была опять заполнена до предела.

Священнослужители и их прихожане были вынуждены вновь и вновь обращаться с настойчивыми прошениями о ее расширении к окружному, а

затем, после преобразования Зерафшанского округа в Самаркандскому область (1887 г.), и к областному начальнику. И лишь в 1900 году к городскому кладбищу был прирезан участок, выкупленный у одного из местных землевладельцев.

Эта экстренная мера лишь ненамного отстрочила проблему — два года спустя новые захоронения вплотную приблизились к кладбищенским границам. Но администрация Самарканда по-прежнему страдала безденежьем.

Выход нашли члены Самаркандского военно-кладбищенского попечительства, они надумали расширить кладбище за счет новой церкви. И уже 27 февраля 1898 года председатель попечительства подполковник Кузьмин обратился с «правильным» прошением в областное правление.

Известив отцов города, что «кладбищенское попечительство предполагает в будущем построить на военном кладбище (так оно именовалось в официальных документах. — Р.Н.) церковь, но для этого является необходимость увеличить кладбищенский участок за счет земли, находящейся за оврагом, смежным с военным кладбищем (бывшее военное поле). Вследствие чего попечительство имеет честь просить областное правление об отводе безденежно из означенной земли участка под военное кладбище».

Ходатайство это, поддержанное церковными властями, возымело действие: к кладбищу прирезали довольно солидный земельный участок, на котором и возвели небольшую церковь.

Затем сама жизнь вмешалась в бюрократические игры: после открытия Закаспийской железной дороги, конечным пунктом которой стал Самарканд, в его вокзальной части стихийно возник целый жилой поселок. Первоначально тут селились лишь семьи железнодорожных служащих, но постепенно, пользуясь дешевизной отдаленной от центра города земли, здесь возвели свои дома небогатые ремесленники и разночинцы, а затем и так называемые «частные промышленники».

В 1900 году неподалеку от здания вокзала для них была построена и освящена православная церковь. Три года спустя ее настоятель обратился к военному губернатору области В.Ю. Мединскому с просьбой об открытии отдельного кладбища в привокзальной части города. Генерал, в свою очередь, переадресовал прошение главному начальнику Туркестанского края, мотивируя необходимость решения этого вопроса еще и тем, что новое кладбище позволит значительно «разгрузить» старое.Русский Самарканд: под православным крестом

Могила генерала А. Арванитаки

Были приведены доводы и о том, что возить покойников с привокзального участка в город за семь верст не только сложно и накладно, но и опасно в медицинском отношении (из-за заразных болезней). Однако ташкентские власти вновь денег не дали.

Тогда прихожане привокзальной церкви сами собрали необходимую сумму. Избрав своим полномочным представителем вахмистра Джизакского жандармского управления Яковлева, они 11 августа 1904 года выкупили у некоего Сулеймана Муминбаева участок земли, находившийся «на расстоянии 78 аршин от жилых зданий». Наконец, восьмого ноября того же года было получено официальное разрешение протопресвитера Военного и морского духовенства: ибо железная дорога и все прилежащие к ней территории находились в ведомстве военных властей империи. Именно с этого дня привокзальное кладбище Самарканда ведет свою историю…

Городское же кладбище в последующие десятилетия не раз еще расширяло свои границы как официально, так и стихийно.

Так, эпидемия холеры, обрушившаяся на город в начале XX столетия, заставила военного губернатора области в экстренном порядке выделить место для захоронения жертв. Первоначально «холерное» кладбище было отделено от городского, но вскоре слилось с ним. Более того, общая территория кладбища была расширена еще за счет новых участков, прирезанных к нему позднее.

Однако страсти вокруг этой проблемы не утихали, и в 1913 году, обозленный и уставший от постоянной переписки по этому поводу, архиепископ Туркестанского края прислал довольно резкое письмо военному губернатору Самаркандской области генералу И.З. Одишелидзе, в котором говорилось, что светские власти, повсеместно пользующиеся доходами от кладбищ, совершенно не тратят средств на их благоустройство. Владыка потребовал передать все православные кладбища городов и уездов в ведение духовного начальства.

Спесивый кавказец-генерал в ответном, не менее резком, письме отвел все упреки в «доходности» кладбищ и, заявил, что отныне не потратит на них ни копейки из областного бюджета.

Так Самаркандское кладбище перешло к епархии. И, как свидетельствуют архивные документы, территория его в 1913 году, к моменту передачи, состояла «из старого кладбища, занятого могилами мерою 5 десятин и 1290 квадратных саженей, в состав коего входят военное кладбище и холерное и два вновь подкупленных в 1911 году  участка».

Какова картина сегодня?

 Вполне естественно, что не все старые могилы уцелели, но и сейчас еще здесь можно видеть надгробную плиту на могиле отставного сибирского казака П.Е. Козлова, упокоенного в 1883 году, и погребенного двумя годами позже подпоручика Н.М. Попова. Неподалеку от них находятся явно более старые захоронения, однако даты смерти их «обитателей» прочесть уже невозможно.

Известно, что на этом кладбище были упокоены знаменитые люди города, среди которых прославленный военный губернатор Самаркандской области граф Н.Я. Ростовцов (сохранилась только намогильная плита), отпрыски других не менее известных аристократических родов России. Из захоронений начала минувшего неплохо сохранились могилы с оригинальными памятниками бывших военных губернаторов — генерала от инфантерии В.Ю. Мединского (1908 г.) и генерал-лейтенанта В.В. Григорова (1911 г.), генерал-майора А.Н. Черневского (1906 г.), генерал-майора А. Арванитаки (1902 г.) и городского нотариуса П.Н. Герасимова (1913 г.).

В более скромных могилах тут упокоены десятки офицеров и нижних чинов различных родов войск, чиновники и купцы, мещане и члены их семей, священнослужители, учителя местных гимназий и училищ, простые горожане без чинов и регалий.

Подробную информацию о погребенных здесь людях могут дать церковные книги, сохранившиеся в городском архиве.

Немало известных самаркандцев были похоронены здесь и в советский период.

Старое кладбище уже более полувека официально считается закрытым. Потому на окраине города в XXI веке появилось новое,  третье по счету христианское кладбище…    

Рубен НАЗАРЬЯН

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности