18+
18 Апреля 13:15
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Восток – дело опасное

Семен Багдасаров, востоковед родом из Маргилана, рассказывает о себе и делится мыслями о современной политике.

Восток – дело опасное

-Я родился в  Ферганской долине. Город называется Маргилан. Хорошо говорю на узбекском, у меня ферганский диалект, и по-таджикски.

Для нас в советское время карьера военного была престижной. Пошел в военкомат, сказал, что хочу поступить в Военный институт иностранных языков. Представьте мою наивность? Из Маргинала в ВИИЯ! Улыбаетесь? Вот и военком наш начал смеяться. Я уже позже понял, почему, он смеялся. Понял, когда сам был в военном институте командиром курсов: Институт иностранных языков — это всегда был суперблатной вуз. Отсмеявшись, военком посерьезнел: «Хочешь стать офицером? Отправим тебя в танковое училище». С его легкой руки я и стал танкистом.

Я командовал танком  Т-55 в  Одесском, Туркестанском и Закавказском военных округах, продвигалась и моя карьера. В конце восьмидесятых  служил в штабе Туркестанского военного округа, часто посещал Термезский район — это на границе с Афганистаном. Так вот, столько танков, сколько было там, я не видел больше никогда! Огромное количество новеньких Т-72, Т-80 разных модификаций. Всего около пять тысяч, это 12 танковых дивизий. Это были танки из выводимых групп войск из Европы.

В Генеральном штабе ничего умнее не придумали, как разместить их на границе с Афганистаном. Формально все было логично: железнодорожное сообщение, сухой климат, можно хранить на открытом воздухе. Но никому тогда и в голову не пришло, что всего через год – полтора Союз распадется. И вся эта техника достанется новым среднеазиатским правителям.

Такая же ситуация и с авиацией. В составе Военного совета прилетаю в Кызыл-Арват в Туркмении, это Туркестанский округ, который включал в себя всю Среднюю Азию и Казахстан. Полоса военного аэродрома, а вокруг стоят сотни «сушек» и «мигов» с демонтированными крыльями — чтобы места меньше занимать. Сотни машин! При этом на вооружении ВВС ТуркВО стояла старая техника. Вот так мы своими руками развеивали военную мощь СССР…

С должности замполита отдельного ракетного дивизиона поступил в Военно-политическую академию.

Там я увлекся военной аналитикой, меня заметили, перевели в спецпропаганду.

После роспуска Союза перебрался в Москву, в штаб Объединенных Вооруженных Сил СНГ. Был прикомандирован к первому заместителю министра обороны Андрею Афанасьевичу Кокошину, был у него направленцем по Таджикистану, где уже во всю гремела гражданская война. Большую часть времени я проводил на Памире, занимался в основном исмаилитами.

По официальным данным, мы на ней потеряли убитыми 360 человек, 1600 раненых. А граждан Таджикистана погибло свыше ста тысяч. Это была самая кровопролитная война на территории бывшего СССР.

За Таджикистан  был награжден орденом «За личное мужество». В те времена, в 1993 году, ордена мало кому вручали, все больше занимались ваучерами и раздербаниванием страны.

-В 1995 году я принял твердое решение уволиться. Время было гнуснейшее: с одной стороны, тебя награждают Орденом за личное мужество, с другой стороны — кругом какие-то интриги. Русские солдаты проливали кровь, чтобы какой-то деятель мог сесть в кресло.

В то время меня познакомили с Юрием Дмитриевичем Маслюковым, он и привел меня к министру по делам СНГ, Валерию Михайловичу Серову. Тот меня выслушал и сразу назначил на должность начальника управления по трем странам — Таджикистану, Узбекистану и Туркмении. Вот там я снова взялся за идею национального примирения. Это была непростая работа. Надо отдать должное Серову: если бы не он, не было бы никакой политики национального примирения.

-Я считаю, что проблема нашей внешней политики в отсутствии сильной востоковедческой школы. Возьмем, к примеру, Сирию. Я поддерживаю наше военное присутствие там. Но как оно начиналось? Было очевидно, что мы тогда слабо себе представляли, что нас ждет в Сирии. В Сирию надо было входить еще в 2012-13 годах. Тогда еще сирийская армия что-то из себя представляла, контролировала большую часть территории. Нужно было сразу помочь им закрыть сирийско-турецкую границу, это многое изменило бы. А мы сначала поздно вошли, а потом еще и вступили в какие-то переговоры и потеряли темп после первых успехов. Как результат — сегодня Сирии как территориально целостного государства не существует.

Вот это и есть – отсутствие школы!

Но вы почитайте книгу Юлия Цезаря «Записки о Галльской войне», написанную две тысячи лет назад: Там великий полководец сначала описывает племена и народы, населяющие Галлию, их взаимоотношения, традиции, а уж потом вступает в войну. Нельзя идти в страну, не зная нюансов религиозно-этнического происхождения.

Можно сколько угодно говорить о территориальной целостности Сирии, но ее нет. Надо признать, что есть несколько зон влияния, на которые поделили Сирию. Есть зона влияния, которую мы называем проправительственной, но и она поделена между нами и иранскими формированиями, т.е. она тоже неоднородна. Есть территории, которые турки захватывают: Африн, например, также турки претендуют на Идлиб, Джалаб, Эль-Баб и т.д. А Эрдоган — непредсказуемый союзник, таких друзей иметь — врагов не надо, как говорится.

Есть территория, которая контролируется американцами: это не только курдские территории, Дейр-эз-Зор, где арабы живут — в сторону ирано-иракской границы.

И пока все эти страны между собой не договорятся между собой, сажать за стол переговоров оппозицию бессмысленно, никакая Сочинская конференция, никакая Женева, Астана не помогут. Это Ближний Восток. И когда мы принимаем решения по Ближнему Востоку, мы должны изучить все его тонкости.

-Я думаю, в Сирии 2018 год будет полон сюрпризов.

Сейчас нужно, чтобы заинтересованные стороны закончили раздел Сирии, извините меня за откровенность. Я не верю ни в какое политическое урегулирование. Было бы огромным успехом, если бы Россия, США, Турция, Израиль, Иран договорились не портить друг другу нервы. Но вероятность этого пока ничтожно мала. Поэтому ситуация в Сирии будет носить зигзагообразный характер. Самое страшное — это два конфликта, которые могут возникнуть: между Россией и США (он пока не снят с повестки дня) и между Израилем и Ираном. Это два локомотива, которые мчатся друг другу навстречу, и никто не хочет уступать.

Проблема внутрироссийской политики заключается в том, что у нас очень любят играть в демократию. Мы позволяем многим товарищам говорить непозволительные вещи, например, что Крым надо вернуть кому-то, уйти из Сирии. Позволяем говорить что угодно. И в случае малейшей неудачи на международной арене эта либеральная пятая колонна будет использована против нас во внутренней политике.

-Мир сегодня проходит зону турбулентности. Старые договоренности больше не работают. И, не опираясь на силу, трудно быть услышанным.

ХХ век был веком мировых войн. ХХI век станет веком локальных конфликтов. Мы должны быть готовы ответить на любую угрозу.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Восток – дело опасное

В комментариях запрещены нецензурная брань во всех видах (включая замену букв символами или на прикрепленных к комментариям изображениях), высказывания, разжигающие межнациональную, межрелигиозную и иную рознь, рекламные сообщения, провокации и оскорбления, а также комментарии, содержащие ссылки на сторонние сайты. Также просим вас не обращаться в комментариях к героям статей, политикам и международным лидерам — они вас не услышат. Бессодержательные, бессвязные и комментарии, требующие перевода с экзотических языков, а также конспирологические теории и проекции не пройдут модерацию. Спасибо за понимание!

[bws_google_captcha]
  1. Андрей:

    Всегда с интересом слушаю нашего земляка. А вот, если бы его слушали, а не только слышали гос.руководители,его,пусть где-то эмоциональные выступления, было бы полезно и продуктивно, как на внешнем,так и на внутреннем поприще. А Семёну Аркадьевич быть таким же!

  2. laziz:

    Жириновский-2, таких болтунов не много, кто много говорит, тот мало делает, поэтому запоминается. Надеюсь я корректно выразил свои суждения и меня не забанят?

  3. Александр Жабский:

    Вот чудак! Служил в штабе ТуркВО, а не знает, что этот округ в то время, когда он там служил, включал лишь территории Узбекистана и Туркмении. Остальные среднеазиатские республики и Казах стан входили в Среднеазиатский военный округ со штабом в Алма-Ате. Как-то сразу доверие упало. Говорит всегда с апломбом, а за этим апломбом, оказывается, может скрываться незнание.

  4. Артур:

    Грамотный военный стратег.

  5. Андрей:

    Побольше бы таких людей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*


Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности