18+
07 Июня 09:55
Онлайн карта распространения коронавируса
Онлайн карта распространения коронавируса
Миф самаркандского разлива

Древний Самарканд окутан легендами и красивыми мифами.  Один из них родился на наших глазах. Речь пойдет о пиве.

В Узбекистане хорошо знакомо самаркандское пиво концерна «Пульсар», появившееся уже в годы независимости. И вдруг на этикетках этого популярного напитка стала появляться некая надпись, свидетельствующая о том, что это…чешское (!) пиво, которому соответственно 125, 130 и даже 135 лет. «Сенсацию» быстро подхватили и разнесли электронные и печатные СМИ.

Так, например, в Internet можно прочесть, что «история этого завода началась 130 лет назад, в XIX веке, когда чешские архитекторы и строители, во главе с немецким предпринимателем Отто фон Бараем, построили и открыли первый пивоваренный завод в Центральной Азии — в Самарканде. Следуя давним традициям европейского пивоварения, завод был оснащен передовым для того времени оборудованием».

Откуда же взялась эта нелепица? Как можно поверить в то, что для строительства рядового пивзавода в Туркестане были приглашены чешские архитекторы (!) и строители, которые якобы и построили упомянутый пивзавод? Видимо, шедевр европейского зодчества. Кроме того, не было в реалии и никакого «немецкого предпринимателя Отто фон Барая».

Чтобы разобраться в происхождении мифа, рожденного на наших глазах, придется обратиться к историческим фактам.

Во-первых, нет оснований считать упомянутый завод первым в Средней Азии. Начало туркестанскому пивоварению было действительно положено в Самарканде, о чем и говорят архивные документы.

В августе 1873 года отставной коллежский советник Люш получил разрешение на строительство в Самарканде пивоваренного завода. Но не имея на это нужных средств, он одолжил одну тысячу рублей у начальника Зарафшанского округа генерала А.К. Абрамова, обязуясь при этом выплатить долг частями по 75 рублей ежемесячно. На случай же возникновения непредвиденных обстоятельств,  Люш тоже подстраховался: в своем прошении он писал, «если я окажусь в несостоятельности, представляю при сем поручительство…». И называет имена поручившихся за него людей – капитана Шпицберга, некоего другого офицера — командира 3 батареи 1-й Туркестанской артиллерийской бригады и чиновника особых поручений канцелярии округа канцелярского регистратора Султанова.

Надо полагать, что, построив довольно быстро завод, Люш внезапно скончался. И пятого апреля 1874 года на имя канцеляриста Султанова поступило письмо от вдовы покойного Лидии Люш: «Милостивый государь Мусса Шаймуратович! Уведомляю Вас, что данные мне Его превосходительством генералом Абрамовым в пособие для устройства здесь, в Самарканде, пивоваренного завода деньги 1200 рублей серебром, я обязуюсь уплачивать ежемесячно, полагая не менее 50 рублей в месяц, начиная с 27 числа сего апреля месяца».

Очевидно, что выданные ранее генералом средства были потрачены лишь на возведение самого здания завода. Нужно было еще приобрести необходимое для производства оборудование. И тогда вдова вновь прибегла к материальной помощи главы Зарафшанского округа Абрамова, заняв у него новую сумму.

О дальнейшей судьбе завода в архивах Узбекистана не сохранилось сведений, но можно предположить, что именно о нем шла речь в заметке газеты «Московские ведомости» (1875, 17 марта, с. 4). «Самарканд. Пивоваренный завод. На днях ожидается из Варшавы партия рабочих с монтерами для устройства пивоваренного завода. Это будет первый пивоваренный завод в Средней Азии, поставленный и оборудованный варшавскими заводчиками. Все машины для завода изготовлены в варшавских мастерских. Кроме Самарканда, та же варшавская фирма поставила и оборудовала пивоваренный завод во Владивостоке». Польша, напомним, в то время входила в состав Российской империи.

Нет сомнения, что именно это предприятие и стало пионером пивоварения в нашем регионе. Второй же пивзавод в Самарканде был открыт лишь через несколько лет купцом 2-й гильдии Григорием Андреевичем Быстровым, о чем косвенно свидетельствует еще один архивный документ, датированный 29 апреля 1882 года.

Это прошение, адресованное главе округа генералу Абрамову, в котором сказано: «Покорнейше прошу разрешение Вашего Высокоблагородия на взятие патента для портерной торговли при моем пивоваренном заводе за Ходжи-Ахрарскими воротами в гор. Самарканде на моем собственном участке земли».

На документ была наложена резолюция начальника отдела округа, в котором говорилось, «что в туземной части г. Самарканда открытие торговли питиями…я считаю излишним». С этим мнением согласился и глава округа…

Тем временем пивоварение в Туркестане набирало обороты: в 1874 году в Ташкенте неким товариществом был открыт первый завод, который вскоре перешел в собственность известного предпринимателя Н.И. Иванова. В 1875 году в столице появилось и второе подобное предприятие, основанное владелицей винокуренного завода Е.Х. Жемчужниковой и перешедшее вскоре к генерал-лейтенанту А.М. Яфимовичу. Вскоре таких заводов в Ташкенте стало пять.

Елизавета Христиановна Жемчужникова была женой отставного полковника.     Дворянская фамилия Жемчужниковых в старой России была весьма знаменитой, составлявшей целый литературно-губернаторский клан Жемчужниковых, Погорельских, включая Антония, который написал гениальную сказку «Черная курица, или подземные жители», сюда входили  А.К. Толстой, Перовские, в том числе революционерка-террористка.  Однако Елизавета Жемчужникова кроме винокуренного завода, содержала на Воскресенском базаре три кабака…

В последней четверти XIX столетия крупный российский предприниматель Отто Вогау, уже имевший чаеразвесочное предприятие в Самарканде, вознамерился заняться здесь же   пивоварением, приобретя для этого в 1889 году небольшой и маломощный  заводик  на улице Владимирской.

Предприятие это, основанное в 1885 году, было, по-видимому, нерентабельным и потому новый хозяин сразу же взялся за его реконструкцию. Располагая солидными средствами, значительно расширив его, оснастив современным оборудованием и наняв опытного пивовара, он основывает собственную фирму «Товарищество пивоваренного завода в Самарканде». Уже к началу XX века это Товарищество становится крупнейшим производителем пива в регионе, ежегодный доход которого составлял 500 тысяч рублей при 150 рабочих. К тому времени председатель правления самаркандского Товарищества был не только одним из богатейших предпринимателей Туркестанского края, но и имел высокое звание коммерции советника.

Пиво, производимое на заводе Отто Вогау, было хорошо известно не только самаркандцам, но и по всему Туркестану. Предприятие это благополучно функционировало почти 20 лет, вплоть до большевистского переворота: в результате проводимой экспроприации в 1920-м году завод был национализирован советской властью.

Его дальнейшая история ныне представляется малоинтересной вплоть до 1996 года, когда «у руля» пивоваренного завода встал известный чешский предприниматель Ян Догнал. И тут некая предприимчивая дама из областного архива из-за чисто  меркантильных соображений решила сорвать куш.

В ее интерпретации российский бизнесмен Отто фон Борай стал выдуманным предпринимателем из Германии Отто фон Бараем. А все остальные персонажи создания самаркандского завода якобы были чехами. Причем дамочка ссылалась якобы на хранящиеся в областном архиве документы, которых никогда не было в фондах. Машина завертелась – в СМИ подхватили нелепицу и растиражировали.

Естественно, что чешскому директору завода было приятно принять эстафету у своих соотечественников. Потому на этикетках самаркандского пива и появились соответствующие надписи. Так был создан очередной миф самаркандского разлива…

Р.  Назарьян

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*