18+
21 Сентября 06:55
Лицо кризиса: «золотые парашюты» и миллионы безработных

В рамках VI Астанинского Экономического Форума прошла первая Всемирная Антикризисная Конференция под эгидой ООН.  Она дала реальную картину происходящих процессов, нарисовала ближайшие перспективы развития и возникающих проблем.  

 Очевидно, что с учетом ухудшения экономических показателей во многих странах и регионах мира, а также нарастающих последствий мирового финансово-экономического кризиса, необходимо признать, что перспективы для глобальной экономики значительно ухудшились. Самая сложная задача перед государствами-членами ООН: как добиться устойчивого роста, и сейчас, во время финансовых затруднений, и позже, когда наши финансовые системы станут более безопасными. Сегодня, мир включает различные группы международного управления. Во взаимосвязанном и взаимозависимом мире каждая из этих групп в той или иной степени влияет на финансовые и социально-экономические процессы всех государств. Парадокс мира, строящемся на равноправных и демократических ценностях состоит в том, что страны неодинаково представлены и играют разную роль в данных объединениях и принятии решений глобального уровня. Необходимо отчетливое понимание, что глобальные вызовы требуют действия не отдельных групп, а общемирового участия. Поэтому, в быстро меняющемся мире, где полюса роста смещаются в сторону развивающихся стран, необходимо пересмотреть принципы и устоявшиеся правила глобального управления. Развивающиеся страны часто играют роль пассивных наблюдателей, но вместе они представляют собой важную группу и могут сыграть решающую роль в решении глобальных экономических проблем.

Необходимо четкое и интерактивное взаимодействие между группами международного управления и остальным, подверженным такому же влиянию, миром.

 Международное сообщество должно объединить усилия по разработке долгосрочного Мирового Антикризисного Плана в который каждая страна, и эксперт могут внести свой вклад и обогатить конструктивный диалог, направленный на глобальное экономическое развитие. В этой связи, Евразийский экономический клуб ученых, который объединяет представителей 130 государств, международных организаций и финансовых институтов вместе со своими партнерами реализует международную инициативу Республики Казахстан по разработке Концепции Мирового Антикризисного Плана и проведению Всемирной Антикризисной Конференции. Более 20 лет Республика Казахстан выступает в качестве стабильного моста между Азией и Европой, является активным партнером и членом Организации Объединенных Наций, Европейской экономической комиссии ООН, Экономической и социальной комиссии ООН для Азии и Тихоокеанского региона, МВФ, ВБ, АБР, ЕБРР, ИБР и многих других международных организаций.

 Республикой Казахстан был предложен целый ряд инициатив, направленных на решение глобальных вызовов современности, которые на сегодняшний день объединены под эгидой общепризнанного международного проекта G-Global, включая: Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), Съезд Лидеров Мировых и Традиционных Религий, Программа партнерства «Зеленый Мост» и «Глобальная энергоэкологическая стратегия», Проект «Новый Шелковый Путь». Евразийский экономический клуб ученых, Астанинский экономический форум. Казахстан стал первой страной закрывшей ядерный полигон и отказавшейся от ядерного оружия и на сегодняшний день является лидером в сфере ядерного разоружения, инициировав глобальный Антиядерный Проект Атом, а также международное движение «Невада-Семипалатинск» выразившей массовый международный протест против ядерных испытаний, а также маршы мира в Казахстане, России, США и Японии, в результате которых были закрыты все ядерные полигоны.

5. Предложенная Концепция Мирового Антикризисного Плана (МАП) включает в себя основные принципы действий, которые могут быть приняты на национальном и международном уровнях для достижения глобального устойчивого и сбалансированного роста мировой экономики.

6. Данная Концепция Мирового Антикризисного Плана является результатом совместной плодотворной работы правительств, центральных банков, международных организаций, финансовых институтов, неправительственных организаций, научно-исследовательских институтов и экспертов на основе результатов I Всемирной Антикризисной Конференции. Особый вклад в Концепцию Мирового Антикризисного Плана был сделан в результате дискуссий и итоговых материалов Пленарных сессий и более 35 аутрич-семинаров Всемирной Антикризисной Конференции проводимых по всему миру, а также работе экспертов из более 190 стран на инфо-коммуникативной платформе G-Global (www.group-global.org).

 Мировой финансовый кризис преподнес хороший урок для всего мира, оставив груз сложных проблем, которые, в эпоху глобализации, должны решаться не каждой страной самостоятельно, а совместными усилиями мирового сообщества.

 Так, резкое сокращение программы количественного смягчения может привести к таким негативным последствиям, как повышение процентных ставок, колебания на мировых товарных и фондовых биржах, резкое сокращение потоков капитала на развивающиеся рынки и резкое увеличение рисков внешнего финансирования для развивающихся стран.

Последствия кризиса показали несовершенство текущих инструментов стимулирования мировой экономики. C одной стороны, низкие темпы роста инвестиций напрямую зависят от спекулятивных тенденций и ухудшения глобальной инвестиционной среды, а с другой стороны, эти факторы могут привести к снижению потенциала контрциклической политики инвестиционной поддержки. Эти неопределенности финансового рынка могут быстро распространиться на реальные экономики как развитых, так и развивающихся стран.

Среди других проблем, вызванных кризисом, можно отметить низкие темпы экономического роста при беспрецедентной прибыли корпоративного сектора. В развитых странах, на темпы роста отрицательно влияет консолидация бюджета и сокращение стимулирующих мер. В странах БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) и других развивающихся странах, на темпы роста повлияли структурные дисбалансы и нестабильность потоков капитала, вызванные ужесточением условий на мировых финансовых рынках, а также низкое качество государственного управления, что не позволяет проводить необходимые структурные и институциональные реформы. Стандартные меры макроэкономического регулирования не в полной мере действительны в современных условиях.

 Низкие темпы роста кредитования. Постоянные проблемы кредитования уже стали общемировой тенденцией. В большинстве стран банковская система в значительной степени зависит от государственной поддержки, так как она обременена грузом проблемных кредитов после затяжного кризиса. В результате растет уязвимость банковской системы.

Другим последствием долгосрочного кризиса является усиление протекционизма в международной торговле. Мировая торговая система стала гораздо более фрагментированной после кризиса. Слабый экономический рост не может стимулировать спрос, в то время как доходы от торговых операций находятся на низком уровне.

10. Участники II Всемирной Антикризисной Конференции, поддержанной Генеральной Ассамблеей ООН (резолюция № A/RES/68/201 «Международная финансовая система и развитие» от 20 декабря 2013г.) и проводимой с 21 по 23 мая в Астане, признают то, что сегодня вопросы глобальной экономической и финансовой нестабильности требуют немедленных и скоординированных действий в целях обеспечения успешного посткризисного развития.

Со времени прошедшей I Всемирной Антикризисной Конференции, на которой были сформулированы 16 основных направлений МАП, мировая экономика и финансовые рынки по-прежнему не показывают признаков уверенного роста. В краткосрочной перспективе, прогноз экономических показателей основных развитых экономик несколько улучшился, на фоне роста в США во второй половине 2013 года, восстановления в Еврозоне и дальнейшего укрепления в Великобритании, а также положительных предварительных результатов «Абеномики» в Японии.

 Между тем, краткосрочный прогноз для стран с формирующимся рынком и развивающихся экономик (EMDEs) довольно смешанный, не в последнюю очередь это относится к странам со средним уровнем доходов, таким как БРИКС. В то время как прогнозы роста ВВП МВФ были пересмотрены в сторону улучшения для Китая и Индии, пересмотренные прогнозы для России и Бразилии более пессимистичны. Это было вызвано ужесточением условий на финансовых рынках, начиная с середины 2013 года, а также глобальной политической неопределенностью, которая влияет на инвестиции и принятие бизнес-решений. Важно отметить то, что, несмотря на эти проблемы, МВФ прогнозировали, что в 2013 году эти развивающиеся страны впервые превзойдут развитые страны по доле в мировом ВВП — 50,41%, с поправкой на паритет покупательной способности согласно докладу World Economic Outlook (WEO) в октябре 2013.

 Пересмотренный в апреле среднесрочный прогноз для развитых стран предполагает постепенное и умеренное восстановление, учитывая риски продолжения экономической стагнации.

Слабое восстановление экономики, несмотря на значительный прогресс в решении ключевых проблем с 2009 года, вызвано все еще высоким уровнем безработицы, низкой производительностью труда и снижением темпов экономической активности. Ловушка ликвидности, в которой оказались многие страны, не позволяет снизить реальные процентные ставки и ограничивает эффективность механизмов стимулирования экономики, тогда как падение заработной платы и рост цен ограничивают потребление, а также перераспределение доходов и благосостояния. В разной степени, все эти риски распространяются на многие развитые страны.

По данным доклада «Глобальные тенденции занятости в 2014 году», рост занятости остается низким, безработица продолжает расти (особенно среди молодежи), в то время как все большее количество разочарованных работников уходят с рынка труда. В 2013 году число безработных в мире увеличилось на 5 миллионов, достигнув отметки 202 миллиона человек, таким образом, уровень безработицы в мире составил 6%. Около 23 миллионов безработных оказались вне рынка труда. К 2018 году число лиц, ищущих работу, как ожидается, увеличится на 13 миллионов человек. Вопрос о занятости является сложным и тесно связан с бременем социальных расходов. Проблемы рынка труда катализируют усиление неравенства. В результате растут риски потери доверия к властям, а это, в свою очередь, ограничивает эффективность мер государственной политики.

 В докладе подчеркивается необходимость интеграции молодежи на рынок труда. В настоящее время, около 74,5 миллиона мужчин и женщин в возрасте до 25 являются безработными, а уровень безработицы среди молодежи в мире составляет 13%, в два раза больше, чем общий уровень безработицы.

В развивающихся странах, по-прежнему широко распространена неформальная занятость, в то время как темпы улучшения качества рабочих мест оставляют желать лучшего. Более того, в контексте нестабильного и противоречивого восстановления мировой экономики после глобального финансового кризиса, снижение инвестиций и замедление экономического роста не способствуют созданию новых рабочих мест и ограничивают существующие возможности для трудоустройства.

 Потенциально одним из самых пагубных последствий мирового финансового кризиса стало снижение долгосрочных инвестиций, которые крайне важны в финансировании экономического и социального развития, несмотря на беспрецедентный уровень глобальной ликвидности. Продолжающееся структурное сокращение доли заемных средств крупнейшими банками, особенно в Европе, негативно влияет на предоставление долгосрочного финансирования. На глобальном уровне (за исключением Китая), валовое накопление основного капитала (ВНОК) в процентах от ВВП еще не восстановилось до предкризисного уровня.

Трансграничные потоки капитала становятся все более важным аспектом глобальной экономики. На протяжении последних десятилетий, углубление интеграционных процессов приносит не только расширение торговых связей, но и усиление глобальных потоков капитала. Исторически, трансграничные потоки капитала были распространены между развитыми странами, однако в течение последних нескольких лет, мобильность капитала увеличилась и на развивающихся рынках. Глобальный финансовый кризис, который произошел в 2007 году, открыл новую главу в обсуждении вопросов движения капитала, которые обычно носят проциклический характер.

В дискуссиях последних нескольких лет международная мобильность капитала часто связывается с финансовыми и банковскими кризисами. В этом контексте, общепринятое в 90-х годах мнение о том, что неограниченная мобильность капитала является полностью положительным явлением, а потоки капитала являются результатом разумных инвестиционных решений, сегодня все чаще подвергается сомнению. Кроме того, мировое сообщество сейчас обеспокоено оптимистичностью и «стадностью» инвесторов. Даже учитывая то, что трансграничные потоки капитала имеют важное значение в долгосрочной перспективе, эксперты признают, что эти потоки могут привести к значительным потерям, «пузырям» и ценовым шокам.

Меры, принимаемые для управления потоками капитала не должны заменять меры фискальной, денежно-кредитной или валютной политики, а также пруденциального регулирования. Принятие таких мер может быть эффективным, если они буду носить временный характер и дополнять меры макроэкономической политики с целью улучшения финансового регулирования и надзора. При выборе мер управления потоками капитала, необходимо, чтобы они обладали максимальной эффективностью при минимальных ограничениях. С начала кризиса, было реализовано много структурных реформ на местном и глобальном уровнях, в частности в области укрепления нормативно-правовой базы банковской системы и финансовых рынков. Несмотря на значительный прогресс на международной арене, связанный с учреждением Совета по финансовой стабильности (FSB), созданием Базель III и эволюции макро-пруденциальной политики, многие важные вопросы остаются нерешенными.

Последствия глобального финансового кризиса (2007-2008) подвигли мировое сообщество пересмотреть стандарты банковского регулирования, а также выработать новые подходы

к требованиям к собственному капиталу и ряду других показателей банков. В 2010 году в стандарты Базель III ввели новые требования к банкам. Реформы были направлены на повышение способности банков абсорбировать шоки, вызванные финансовыми и экономическими потрясениями, в том числе минимизации процикличности регулирования путем повышения требований к капиталу банков.

В контексте глобализации финансовых рынков проблема регулирования «теневого» банковского сектора не может оставаться нерешенной. В международной практике «теневой» банковский сектор подразумевает сегмент финансового рынка, который выходит за традиционные рамки банковской системы и, соответственно, не подлежит контролю и надзору со стороны регулирующих органов.

 В 2012 году активы «теневого» банковского сектора составили 71$ трлн, что составляет около 100% от мирового ВВП, 25-30% всей финансовой системы и более 50% активов традиционных банков.

Чтобы решить вопросы «теневого» банковского сектора, Совет по финансовой стабильности наметил стратегию, состоящую из двух основных пунктов:

Создание системы мониторинга, которая позволила бы отслеживать развитие небанковского сегмента финансового рынка (каждый год СФС анализирует глобальные тенденции «теневой» банковской системы в юрисдикциях, содержащих 90% всех активов мировой финансовой системы);

 Разработка стратегии по ужесточению контроля и регулирования «теневого» банковского сектора. Кроме того, в 2014 году ФСБ представит доклад для лидеров G20 относительно прогресса в реализации разработанных стандартов для регулирования «теневого» банковского сектора.

За 70 лет своего существования, Бреттон-Вудская система создала фундамент современной финансовой архитектуры, которая функционирует на основе Международного Валютного Фонда (МВФ) и Всемирного банка (ВБ). С тех пор международная финансовая система понесла значительные изменения, например переход от принципов золотого стандарта к системе плавающих валютных курсов. В то же время, эти реформы не затронули самые основные принципы институтов Бреттон-Вудской системы.

Был достигнут определенный прогресс в реформировании этих институтов. МВФ увеличил свою ресурсную базу и улучшил подходы по совершенствованию многостороннего надзора. Также принимаются меры по повышению эффективности рекомендаций МВФ в отношении экономической политики.

Тем не менее, реформы МВФ практически остановились в связи с отказом конгресса США ратифицировать последний пакет реформ подходов к распределению квот и управления. Это вызвало официальную критику со стороны G20 в коммюнике после заседаний в Сиднее. Крупнейший член этой организации, с эффективным вето даже с предлагаемыми изменениями, остается единственной страной G20, не ратифицировавшей реформы, в проектировании которых она сыграла ключевую роль. Эти разногласия губительны для многостороннего сотрудничества в целом, учитывая отрицательное воздействие на восприятие политики США, а также на доверие к МВФ и даже G20.

Реформа, предложенная в 2010 году, уже подвергается критике в некоторых кругах за то, что недостаточно точно отражает текущие глобальные экономические реалии, которые действительно требуют большего участия со стороны развивающихся стран (EMDEs). Как отмечено в двух конкретных случаях (июнь 2013 года и январь 2014 г.), нормализация процентных ставок в США представляет серьезные риски внешних негативных эффектов, особенно для наиболее уязвимых EMDEs. Неустойчивый характер притока капитала становится все более актуальной проблемой для макро-пруденциального регулирования и валютной политики в EMDEs, с усилением мнения в пользу введения, по крайней мере временных ограничений на движение капитала. Как известно, волатильные портфельные инвестиции представляют особые проблемы в случае существенных оттоков капитала в связи с напряженностью на рынках, особенно в странах, в которых отсутствует эффективная политика реагирования на подобные явления. На этом этапе многосторонняя координация становится менее достижимо в условиях усиления фрагментации рынков, что усугубляет напряженность.

Кроме того, повсеместные субсидии и помощь «системообразующим» банкам с учетом колоссальных бонусов и «золотых парашютов» менеджменту создают моральные риски на глобальном макроэкономическом уровне. Это вызывает необходимость в повышении ответственности и подотчетности всех заинтересованных сторон на национальном и международном уровнях. Снижение информационной асимметрии является непременным условием для снижения морального риска.

Существует много неопределенности относительно состоятельности Бреттон-Вудских учреждений (BWI), а именно МВФ и Группы Всемирного банка (WBG). Эволюция G20 в качестве платформы для мировых лидеров ставит под сомнение роль МВФ с точки зрения его потенциала в качестве де-факто и де-юре глобального кредитора последней инстанции. Действительно, если стимулы глобализации и финансовой интеграции ослабевают, лидеры G20 могут сосредоточить усилия на создании региональных торговых блоков и развивать соответственные институты, по аналогии с Еврозоной. Если мир развивается в сторону создания сильных региональных кредиторов, МВФ будет сталкиваться с серьезными проблемами. Многое будет зависеть от текущих и будущих реформ, пересмотра роли БМР (Банк международных расчетов) в качестве потенциального кредитора в последней инстанции, а также возможного создания других валютных объединений и связанных с ними институтов и структур. Кроме того, многосторонние банки развития (МБР), в том числе новый банк развития БРИКС, могут быть чаще использованы для операций в рамках компетенции Группы ВБ.

 Важно упомянуть об особой ответственности лидеров G20 за состояние и долгосрочные перспективы глобальной экономики, в том числе – за принятие своевременных и эффективных мер по оздоровлению мировой финансовой системы и совершенствованию мировых финансовых институтов. Совершенно очевидно, что слабой стороной решений, принимаемых в формате G20, является отсутствие реальных механизмов контроля за их реализацией. Необходимо добиваться, чтобы решения G20 имели, как правило, не рекомендательный, а обязательный характер.

Мир столкнулся с беспрецедентным кризисом, вызвавшим стагнацию мировой экономической системы. Страны были вынуждены сосредоточить все усилия на восстановлении экономического роста, откладывая достижение Целей развития тысячелетия (ЦРТ), таким образом, достижение ЦРТ стало невозможным для ряда стран. В июле 2012 года, Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун предложил 27 членам Группы высокого уровня дать рекомендации по планам развития после 2015 года, ключевой даты Целей развития тысячелетия. В работе Группы отражены новые задачи в области развития учитывая накопленный опыт в реализации ЦРТ, как с точки зрения достигнутых результатов, так и в отношении дальнейших направлений.

С тех пор многие страны сумели сократить бедность, материнскую и детскую смертность, обеспечить доступ к начальному образованию и т.д. Значительный прогресс был достигнут в борьбе с малярией, туберкулезом и ВИЧ-инфекцией. Тем не менее, в контексте глобальной неопределенности, вызванной глобальным финансовым кризисом, достижение глобальных Целей развития тысячелетия сдерживается, а в некоторых случаях откладывается на неопределенный срок.

Тем не менее, мы признаем необходимость скоординированной и целенаправленной работы по достижению ЦРТ. Кроме того, последствия финансового кризиса, которые замедлили рост мировой экономики, требуют инициативы международного сообщества для достижения ЦРТ. Однако, для успешной реализации глобальных целей в области развития, мы должны сначала устранить негативные последствия финансового кризиса. В связи с этим, достижение ЦРТ должно рассматриваться в контексте кризиса.

В этом свете, на наш взгляд, инициатива разработки Мирового Антикризисного Плана является своевременной и актуальной мерой, направленной не только на преодоление долгосрочных последствий глобального кризиса, но и на поддержку Целей развития тысячелетия .

Мы излагаем здесь концептуальную основу среднесрочных и долгосрочных мер по преодолению последствий глобального финансово-экономического кризиса и определяем ресурс в виде практических мер для правительств и международных организаций. Эти меры обеспечивают установление связей между достижением Целей развития тысячелетия и преодолением вызовов долгосрочной стагнации мировой экономики, финансовой глобализации, проблем глобального управления и включают следующие принципы:

1) уделение первоочередного внимания странам с особыми требованиями: менее развитым странам, группам и общинам коренного населения, развивающимся странам, не имеющим выхода к морю, малым островным государствам: борьба с последствиями кризиса в этих странах имеет решающее влияние на борьбу с бедностью и голодом;

2) консолидация усилий правительств системообразующих стран по сокращению глобальных дисбалансов;

3) повышение ответственности многосторонних институтов за построение гибкой глобальной валютно-финансовой системы и появление новых мировых резервных валют;

4) содействие серьезной реформе Бреттон-Вудских институтов с целью предоставления большего голоса развивающимся странам;

5) стимулирование дальнейших структурных реформ, поощряющих инновации и повышение производительности за счет трансферта знаний и технологий;

6) минимизация ограничительных мер для развития мировой торговли и управления потоками трансграничного капитала;

7) обеспечение того, чтобы меры по преодолению последствий глобального кризиса соответствовали принципам экономической, социальной устойчивости, а также содействовали «зеленому» и инновационному развитию;

8) осознание приоритетности социальных измерений устойчивого посткризисного развития через поддержку экономической политики, направленной на обеспечение занятости и признания роли социальной политики в качестве драйвера трансформации;

9) обеспечение равного доступа к повышению квалификации, качественному образованию и здравоохранению, а также повышение возможности в этих областях.

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram

Криминальный Узбекистан

Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности