16+
24 Ноября 07:14
Опасные игры казахского национализма 

В Казахстане все хуже отношения между русскими и «коренными». Отчего и чем это грозит?  

Ответ на это вопрос дала статья председателя правления Ассоциации социологов и политологов Казахстана (АСиП) Бахытжамал Бектургановой «Русские и казахи: почему возрастает межэтническая отчужденность». Примечательно, что публикация была почти мгновенно, словно по указанию, снята со всех казахских сайтов.

По данным мониторинговых опросов АСиП, уровень межэтнической отчужденности в стране за последние 4 года повысился в 1,3 раза. Если в 2012 г. 19,6% казахстанцев соглашались с утверждением, что «этнические группы живут своей замкнутой жизнью, никаких отношений нет», «интересы не пересекаются», то в 2016 г. таких стало уже 26,4%. При этом наиболее высокий уровень межэтнической отчужденности фиксируется в районах традиционного проживания русского населения – на севере, востоке и в центре страны, а также в Алма-Ате, где сохраняется значительное русскоговорящее население. В результате среди русских постепенно формируется диаспоральный образ жизни, мировоззрения и поведения, который не предполагает тесных отношений с титульным населением.

«Большинство представителей основных этнических групп в Казахстане оказались практически закрытыми для отношений, предполагающих более тесные связи: развивать совместный бизнес, вступать в семейно-брачные отношения и т.д., – отмечается в исследовании. – Наличие направленных этнофобий фиксируется, но в достаточно низких концентрациях и в большей степени характеризует казахов (в основном от 18 до 30 лет), чем русских (среди последних отмечаются единичные случаи)».

В качестве деструктивного фактора выделяется растущий казахский национализм, который в последнее время активно проявляет нетерпимость по отношению к русскоязычному населению республики, причем не только к славянскому, но и казахскому.

Линии напряжения

Социологи выделяют в межэтнических отношениях две основных линии напряжения. Первая и основная проходит между казахо- и русскоязычными казахами, а «линия второго плана» – между казахоязычными казахами и русскими.

Любопытно, что уровень межэтнической напряженности среди русских вдвое выше, чем среди казахов, которые, будучи титульным этносом, находятся в более привилегированном положении. Если среди русских напряженность отношений с казахоязычными казахами отмечает каждый 6-й респондент, то среди казахов напряженность отношений с русскими – только каждый 11-й. При этом уровень ожиданий открытого межэтнического конфликта у русских и казахов совпадает: каждый 5-й опрошенный утверждает, что конфликта «не избежать», «все к этому идет».

Не случайными Б. Бектурганова считает и совпадение у русских и казахов показателей этноконфликтного потенциала (32,9% и 34,9%), трактуемых ею как «индикатор наличия ксенофобских настроений».

Главным источником роста этнической отчужденности русского населения Казахстана являются рост этнического самосознания казахов и растущая политизация этнической напряженности в республике. В информационном пространстве за последние годы заметно усилилась пропаганда Казахстана как страны казахов и казахской культуры, что ведет к «усилению межэтнической отчужденности и ксенофобии у русскоязычного населения, включая рускоязычных казахов». Негативную реакцию вызывает сокращение русскоязычных школ, число которых сократилось до 20%, а также усиление использования фактора незнания казахского языка для выдавливания русских из социально-профессиональной среды.

По данным опросов нарушения этнических прав со стороны госструктур в 1,3 раза чаще совершается в отношении русских, что заставляет их рассматривать внедрение госязыка как «антидемократическую меру».

Ущемленными себя по языковому признаку считают две трети русского населения Казахстана, а на юге и западе республики эта цифра приближается к 90%! Только за последний год масштаб нарушений прав русских по языковому признаку, как отмечает Б. Бектурганова, увеличился более чем в два раза.

Положение усугубляется тем, что уровень владения казахским языком среди русских все еще очень низкий, хотя в регионах с преобладанием казахов он заметно выше. В целом по республике им свободно владеет 4,5% русских, тогда как на юге и западе страны – 9%, а в столице – 17,4%.

Демография и политика

Численность русских, по данным на начало 2016 г., составляет 3 644,5 тыс. чел., или 20,6% всего населения Казахстана. Кроме того, в республике проживает 289,7 тыс. украинцев и 58 тыс. белорусов, этнически очень близких к русским и почти поголовно русскоязычных. В совокупности численность восточнославянского населения Казахстана приближается к 4 млн., что составляет около четверти населения страны.

Большинство русского населения по-прежнему сконцентрировано в северных и северо-восточных регионах Казахстана, граничащих с зоной сплошного расселения русских в России.

Так, в Костанайской области доля русского населения, по данным на начало 2016 г., составляет 41,6%, в Карагандинской – 36,5%, в Акмолинской – 33,6%, в Павлодарской – 36,5%, в Северо-Казахстанской – 49,7%, в Восточно-Казахстанской – 37%. При этом в Костанайской и Северо-Казахстанской областях относительная численность русских больше, чем казахов. Русские составляют 15% населения новой столицы Казахстана Астаны и 27,5% – старой столицы Алма-Аты. По мнению казахской элиты и экспертного сообщества, преобладание славянского населения в граничащих с Россией северных регионах порождает проблему этнического сепаратизма, которая угрожает территориальному единству Казахстана.

После 2014 г. опасения по поводу возможного повторения в северных регионах Казахстана «крымского сценария» лишь усилились. Поэтому эмиграции русских из республики сегодня никто не препятствует. В целом ее объемы в последнее время устойчиво растут, но пока не слишком велики (23 тыс. за прошлый год), и в обозримой перспективе русские останутся вторым по численности народом Казахстана.

Но казахские власти нашьи «выход». В 2018–2022 гг. на территорию Северо-Казахстанской, Костанайской, Павлодарской и Восточно-Казахстанской  планируется переселить 59 000 казахский семей из южных регионов. Им планируется компенсировать переселенцам транспортные расходы, стоимость аренды жилья, льготные жилищные кредиты, стимулировать трудоустройство и выдавать гранты на развитие бизнеса.

Как построить казахское национальное государство

Проблемы Казахстана проистекают из выбранной им модели строительства национального государства, требующей консолидации нации на этнической основе. Попытки строить ее как политическую (общегражданскую) сталкиваются с противодействием националистически настроенных властных и культурных элит, считающих, что в Казахстане есть только одна нация – казахская, а все остальные народы являются этническими меньшинствами. Отсюда же проистекает и проблема государственного языка, который в национальном государстве может быть только казахским.

Ссылки на огромную роль русского языка в становлении современного Казахстана наталкиваются на «теорию колониализма», аккумулирующую все негативные моменты пребывания казахов в составе Российской империи и СССР.

Процессы «национального возрождения» казахского этноса на протяжении последней четверти века провоцируют дальнейший рост казахского этнонационализма. Проведенное АСиП в апреле-мае прошлого года исследование «Этнорелигиозные идентификации казахстанской молодежи», охватившее 29 населенных пунктов в 14 областях республики, показало усиление роли этноконфессиональных факторов формирования национального самосознания казахов.

«…Казахоязычная молодежь выделяется в сравнении со своими русскоязычными сверстниками более высокими показателями направленных этнофобий, интолерантности, конфликтогенного потенциала на этнорелигиозной почве, – говорится в докладе, – отдельные лица или группы региональной молодежи все чаще оказываются в центре деструктивных событий» (массовые беспорядки на этнической почве, теракты и т.п.).

При этом в политическом плане большинство русских относится к числу последовательных сторонников Н.А. Назарбаева, которого они считают гарантом своего нынешнего относительно спокойного («терпимого») положения.

Среди казахстанских русских сильны опасения по поводу того, что преемник действующего президента будет проводить еще более жесткую национально-культурную политику, что негативно отразится на их положении. Для власти же сокращение численности русских влечет за собой сокращение ее электоральной базы. По мере снижения численности славянского населения наблюдается обострение противоречий внутри самого казахского этноса, причем как между русско- и казахоговорящими казахами, так и между разными жузами (племенными союзами), которые в политических и экономических элитах республики представлены далеко не равномерно.

Риски и угрозы

Непосредственной угрозы для Казахстана усиление отчужденности между русскими и казахами пока не представляет.

«…В материале опроса не находит существенного эмпирического подтверждения гипотетический риск массового «выхода» конфликтогенной энергии русского населения, хотя на локально-региональном уровне признаки аккумулирования такой энергии фиксируются, – отмечает Б. Бектурганова. – Загоняя внутрь недовольство своим нынешним положением они (русские) отдают предпочтение спокойствию и стабильности, образцом которых для них является современный «назарбаевский» Казахстан… Скорее всего, в ближайший год никакая мобилизационная «русская идея» даже под привлекательными лозунгами о социальной справедливости не может рассчитывать на поддержку русского большинства в Казахстане».

К числу внутриполитических рисков относится отсутствие у русских, более трети которых «чувствуют себя свободными от принадлежности к единому народу Казахстана», «общеказахстанского» самосознания.

Более половины русских отрицательно оценивают политическую ситуацию в стране, а уровень запроса на политическую реформу среди них составляет 45,5%. Каждый 10-й русский является сторонником радикальных методов реформирования политической системы, а каждый 6-й декларирует готовность к радикализации политических взглядов и действий. Более четверти казахстанских русских ожидают массовых акций протеста и столько же выражают готовность в них участвовать. Основные причины их недовольства – материально-экономические и этноязыковые проблемы.

«Завязанные в тугой узел эти проблемы способны мобилизовать протестный ресурс русского населения, серьезно осложнив отношения между Казахстаном и Россией», – говорится в материале АСиП.

Тем не менее казахский этнонационализм, «в последние годы активно проявляющий нетерпимость к русскоязычным согражданам, в том числе и своей этнической группы», оценивается социологами как более опасный фактор, чем скрытое недовольство русского населения.

Рост этнического национализма среди титульного этноса создает особенно благоприятную почву для вмешательства извне по типу Украины, где в качестве движущей силы «майдана» были использованы именно националистические группировки.

В случае обострения внутриполитической ситуации велика вероятность резкого роста эмиграции славян, которая может достичь масштабов 1990-х гг., когда она измерялась сотнями тысяч.

Александр Шустов