18+
21 Октября 00:47
Вести.UZ | Новости Узбекистан, Россия, Казахстан, Украина, Беларусь

Салафиты заговорили на языке Пушкина

Как противостоять ваххабизму, что толкает молодежь  на путь радикализма – об этом шла речь в Оренбурге, где собрались представители духовенства и эксперты из России, Азербайджана, Казахстана и Киргизии.

Так, епископ Орский и Гайский Ириней призвал четко различать традиционный ислам и ваххабизм.

«Пока мусульмане, которые придерживаются традиционного ислама, не будут сами осуждать ваххабизм, остальные люди будут считать, что весь мусульманский мир также думает, как ваххабиты, — посетовал священнослужитель. — Особенно это важно, когда видишь, что творится в Сирии, которую уже покинуло 140 тысяч христиан».

«То, что сейчас творится в Сирии, является наглядным примером того, что может повториться в России, — заявил председатель Совета улемов Российской ассоциации исламского согласия Фарид Салман. — Ваххабиты в России служат не своему Отечеству, а зарубежным странам. Единственный бонус ваххабизма — это то, что святыни ислама — Мекка и Медина — находятся над подконтрольных им территориях».

«Если бы в России антиэкстремистское законодательство было хорошее, то у нас и религиозных экстремистов становилось бы меньше, и они бы уезжали из нашей страны», — обратил внимание собравшихся заместитель председателя Экспертного совета по государственной религиоведческой экспертизе при Министерстве юстиции России Роман Силантьев.

По словам религиоведа, в Узбекистане или Таджикистане экстремистам за их преступления дают 10-12 лет тюрьмы, в то время как в России они получат максимум два года, причем если они совершат это в первый раз, то могут отделаться условным наказанием.

 «Поэтому фундаменталисты из стран Центральной Азии переезжают в Россию, где чувствуют себя более вольготно», — отметил Силантьев.

Он привел также положительный опыт Казахстана для борьбы с «тюремным джихадом» — распространением радикал-исламизма среди заключенных под влиянием сокамерников-фундаменталистов.

«В Казахстане создали специальные тюрьмы для последних, тем самым изолировав их от остальных заключенных. Если в России есть специальные колонии для бывших сотрудников правоохранительных органов, преступивших закон, что мешает создать точно такие же тюрьмы для ваххабитов?», — недоумевает Силантьев.

Руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов рассказал о влиянии салафитских проповедников из Казахстана на мусульман Поволжья и Северного Кавказа.

Среди них — Абу Ринат Мухаммад Казахстани (настоящее имя — Ринат Зайнуллин), чьи видео-проповеди уже привели к радикализации татарской и кавказской молодежи России.

«Сейчас наметилась тенденция к взаимным стажировкам ваххабитов, когда из Центральной Азии в Дагестан едет молодежь, там она проходит идеологическую и боевую подготовку у «лесных братьев». Известны случаи, когда радикал-исламисты Поволжья и Кавказа направляются в Казахстан и Киргизию, где они проходят обучение у своих более продвинутых единомышленников», — отметил эксперт.

По мнению Сулейманова, формирование единого ваххабитского фронта по линии Северный Кавказ — Поволжье — Центральная Азия уже произошло, и в случае ухода с политической арены светских правителей этих стран к власти могут придти фундаменталисты, усилив свое влияние на своих сторонников в России.

Факт присутствия ваххабитов из России в Центральной Азии подтвердил казахстанский политолог Нурлан Альниязов: в одной из долин на юге Казахстана были обнаружены джамааты исламистов, свободно владевших русским языков.

«Сегодня в Казахстане мы наблюдаем ситуацию, при которой идеологические различия разных течений исламского фундаментализма не играют для их адептов важной роли: ваххабиты без труда объединяются с «Хизб-ут-Тахрир», последние будут поддерживать первых. И те, и другие спокойно относятся к «Джамаату Таблиг» и «Братьям-мусульманам», — сообщил Альниязов, подчеркнув, что точно такая же ситуация — и в других республиках Центральной Азии и России.

Заместитель директора Института этнической политики из Киргизии Икбалжан Мирсайитов отметил парадокс: в Киргизии деятельность «Джамаата Таблиг» не запрещена, хотя во всех остальных странах Центральной Азии и России он признан экстремистской организацией.

 «В результате Киргизия стала молитвенным домом для этого исламистского движения из Пакистана», — отметил Мирсайитов. Наибольшую проблему, по его словам, сейчас представляют «интернет-имамы, которые ведут виртуальный дагват и джихад», вербуя через всемирную паутину новых сторонников среди молодежи.

Это признал советник президента Киргизии по вопросам противодействия терроризму и экстремизму на религиозной почве Кадыр Маликов, заявив, что среди русскоязычных киргизов заметен рост салафизма, в том числе, под влиянием проповедников из России, чьи лекции можно просмотреть и прослушать в интернете.

Научный сотрудник Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Василий Иванов рассказал, что мигранты из Центральной Азии, приезжая в Россию, уже попадают под влияние местных ваххабитов. Он привел случай с Фарходом Халиковым, который вернувшись с заработков в Тюменской области, в родном поселке Киркудук организовал ваххабитский джамаат, используя для этого идеологический багаж знаний, полученных в России.

«Трудовые мигранты подпадают под влияние российских ваххабитов, и, возвращаясь к себе домой, начинают распространять фундаментализм у себя на родине», — констатировал Иванов.

Что делать? Участники встречи отметили: эффективны лишь жесткие силовые методы. Никакого диалога с религиозными экстремистами не получается. А для успешной борьбы нужна координация усилий стран — особенно тех, которые имеют общие границы.

 

Регнум

Telegram Вести.UZ Подписывайтесь на канал Вести.UZ в Telegram
Загрузка...

Мы используем cookie-файлы для наилучшего представления нашего сайта. Продолжая использовать этот сайт, вы соглашаетесь с использованием cookie-файлов.
Принять
Политика конфиденциальности