18+
22 Ноября 05:26
Могут ли у человека быть два родных языка?

Что сегодня происходит с русским языком, рассказывает известный филолог, президент Государственного института русского языка им. А.С. Пушкина и член попечительского совета фонда «Русский мир» профессор Виталий Костомаров.

– Виталий Григорьевич, на скольких языках разговаривает человечество?

– Всего в мире 4,5 тысячи языков. Другое дело, что порой трудно определить, где язык, а где диалект. Некоторые языки взаимопонятные, но бывают случаи, когда непонятны и диалекты. В Северной Германии поют так, что непонятно иностранцу, хорошо владеющему немецким языком.

Кроме понятности, есть и другие критерии. Скажем, имеется ли литература на этом языке, диалекте. Так у нас выясняли правомочность лужицкого и ряда поволжских языков. Наряду с испанским выделяют каталонский и даже барселонский, потому что у них разные орфографические правила.

– А могут ли у человека быть два родных языка?

– Безусловно, могут. Если мыслительные способности и способности общения одновременно воспитываются на двух языках. Я знал людей, у кого эти способности развивались независимо друг от друга. Но в этом случае человек не может быть переводчиком с одного на другой родной. Он скажет: «Так не говорят» – и всё. А писать? Тургенев утверждал, что нельзя. Но сам писал прекрасные письма на французском. Набоков… Итак, можно быть полностью двуязычным, но нельзя жить одновременно в двух культурах. Стремление обучить, скажем, гастарбайтеров русскому языку не приведёт автоматически к росту посещений ими библиотек и музеев. Они, по сути, остаются в своей культуре, обычаях.

Но второй язык в другой стране, даже если вы там будете жить лет 20, 30, 40, никогда не станет родным.

– Что же сейчас происходит с «великим и могучим»?

Основные беды русского языка в ХХ веке – то, что он трижды побывал на Голгофе. Революционные вихри и создание нового строя привели к новому патриотизму. Появилось и слово «товарищ» – производное, из среды коробейников – «разносчик товара». Повлияли и немцы, у которых «геноссе» – «товарищ по окопу». Кстати, по примеру германских эсдеков наши партийцы говорили друг другу «ты». Ленин это поддерживал, а вот Сталину активно не нравилось – и в 20-е годы перешли на «вы».

Другой этап «голгофы языка» – Великая Отечественная. Сколько появилось суровых, боевых слов! Сами понятия «солдат», «офицер» вернули в язык к середине войны – а то ведь были «воины».

И наконец, третье серьёзное испытание язык прошёл в период от перестроечных «ухабов» до сегодняшнего дня.   

Что опаснее: фактор глобализации, неизбежные возрастающие инъекции в язык? Или отсутствие системы обучения? Или антинаучные, антипедагогические действия сил в самой России, ТВ, реклама, подбор фильмов, обрубание языка и литературы в школах?

– Для меня ужасны действия Минобрнауки по созданию «прокрустова ложа» для школьного чтения.

Что касается электронных книг, фактора Интернета… Книжный язык помогал отсечь лишнее, а аудио-видео создают много избыточного.

Но это реалии: библиотеки перестали быть лишь книгохранилищами. Там стоят компьютеры, поиск в сети открыт, флешки приноси, диски скачивай. Кино, ТВ, Интернет совместили образ и звук. Более того, сюжеты BBC идут без комментариев, звук и подстрочник бывают не нужны. СМС-ки стали краткими, практичными. Тексты становятся синтетическими, включают названия и понятия на языках оригиналов, обрамляются рисунками.

Свою последнюю работу я посвятил так называемым дисплейным текстам – тому, что появляется на экранах, с фото, мульт- и видеорядом, в цвете. Зачастую они и не содержат текста как такового. Словом, богаче по возможностям, но беднее по языку.

Мои учителя, академики Виноградов и Ожегов, завещали беречь лучшее в языке, уметь адаптировать его ко временам – но не допускать порчи. Дома на полке стоят четыре тома «Словаря языка Пушкина». В какой ещё стране есть такая планка?!

Источник: «Вечерняя Москва»

Загрузка...